Альфира Сингатуллина

Джучидские монеты поволжских городов XIII в.
(материалы из каталога)

В изучении политической и экономической истории, изобразительного искусства Улуса Джучи или Золотой Орды отнюдь не последнюю роль играют монеты, сочетая в себе достоинства письменных и археологических источников. В настоящее время в музеях страны собран довольно большой монетный материал XIII в., зачастую не поддающиеся определению и периодизации из-за минимума или отсутствия сведений о принадлежности и о выходных данных монет. Все это создает определенные трудности и неудобства использования таких монет в качестве полноценного исторического источника и привлечения их для датировок археологических объектов и материалов. Монеты XIII в. несмотря на их малочисленность в сравнении с монетами XIV в., являются интереснейшим историческим источником, в полной мере неизученным палеографами, сфрагистами, искусствоведами, историками духовной культуры и т.д. Небольшие кусочки серебра или меди могут многое поведать пытливому исследователю, но только в том случае, когда монеты атрибутированы, взвешены, имеются сведения об обстоятельствах находки и места их хранения. Эти данные особенно необходимы при изучении монет XIII в., когда существовали замкнутые ареалы денежного обращения: Причерноморье, Поволжье с центром в бывшей Волжской Булгарии и Хорезм. Монеты, хранящиеся в разных музеях, зачастую недоступны не только для исследователей, но и для любителей истории и музейных работников, поэтому назрела необходимость составления каталога монет XIII в. хотя бы из собраний крупнейших музеев страны.

В каталоге описаны 253 вида монет (около пяти тысяч экземпляров) поволжских городов из коллекций Государственного Исторического музея (ГИМ), Государственного Эрмитажа (ГЭ), Государственного музея Изобразительных искусств им. А.С. Пушкина ГМИИ), Государственного объединенного Музея Республики Татарстан (ГОМТР). Автор приносит глубокую благодарность работникам этих музеев С.А. Яниной, к большому сожалению, ныне покойной также М.Б.Северовой, Г.А.Цагуровой, А.В.Фомину, Н.М.Смирновой, А.С.Мельниковой за предоставленную возможность работы с монетными материалами, консультации ценные рекомендации. Каталог был составлен под руководством доктора исторических наук Г.А.Федорова-Давыдова, который не только внимательно рассмотрел материалы, но и оказал помощь, значение которой трудно переоценить.

Каталог не претендует на всеобъемлющую полноту, в нем , к сожалению, не представлены монеты из собрания Булгарского историко-архитектурного заповедника, а ведь именно на Булгарском городище были найдены основные массы монет XIII в. Не подлежит сомнению, что богатейшая историческая булгарская земля еще не раз порадует и удивит историков и нумизматов, пополнит собрание монет этого музея.

В данной статье , введу ограниченных рамок журнального пространства, опубликован не сам каталог с описанием монет, их весовых данных, мест хранений и публикаций, а лишь двадцать таблиц с изображениями 253 видов монет. Рисунки выполнены в натуральную величину наиболее хорошо сохранившихся экземпляров, но реконструкция типов по возможности не проводилась, так как внесенные изменения и поправки -"улучшения" могли нарушить достоверность изображений. В случае затруднения чтения надписей и при значительных расхождениях вариантов монет приведены изображения этих разновидностей. Часть рисунков использована из публикаций известных нумизматов: Х.М.Френа, П .С .Савельева, А.Ф.Лихачева, С.А.Яниной, Г.А.Федорова-Давыдова, из Каталогов восточных монет прежних лет изданий, практически недоступных для читателей.

Краткое содержание: монеты Булгара (N 1-73), анэпиграфные и анонимные монеты без выходных данных , но чеканенные также в Булгаре (да 74-214, П9 253), в том числе монеты с трехногой тамгой (N 29-а, 84-90,94-100, 102-113), монеты Кермана (N 215), Биляра (N 216-221), Сарая (N 222-245), Укека (N 246-252). На последней (XX) таблице изображены типы монет XIII в. Хорезма - для сравнения и сопоставления с сарайскими и булгарскими монетами. Так как монеты XIII в. своем большинстве изготавливались из серебра, золотых монет поволжской чеканки не было, поэтому медные планеты, изображенные на таблицах имеют пояснение: "медная".

Работа по систематизации джучидских монет началась 180 лет тому назад, ведется и поныне, однако не может быть окончена, так как тема эта неисчерпаема. Некоторые виды монет XIII в. известны в единственном экземпляре, это отличает их от монет XIV в., когда новый вид - редкое явление. Основатель золотоордынской нумизматики Х.М.Френ дал описания 405 джучидских монет (среди них 63 монеты ХШ в.), сопровожденных великолепными рисунками (из 63 монет ХШ в. 53 монеты воспроизведены графически)1. Описание коллекции казанского собирателя К.Фукса, сделанное Х.М.Френом и переведенное в 1832 году с немецкого на русский язык М.Волковым, до сих пор остается настольной книгой и учебным пособием для нумизматов-восточников. На эти же таблицы, изготовленные в Казани в 1815г., ссылался Х.Френ и при описании "магометанских" монет Азиатского музея Императорской Академии Наук здесь приведены описания 67 монет XIII в. 2. Интересно отметить увеличение числа саранских, хорезмских и крымских монет при незначительном количестве анонимных и анэпиграфных монет с тамгой дома Вату в Азиатском музее в сравнении с казанской коллекцией ("Монеты ханов..."), составленной из находок на территории бывшей Волжской Булгарии. После смерти Х.М.Френа вышло Дополнение к "Описанию магометанских монет...", изданное Б.Дорном в 1857 году3. Необходимо отметить, что научное наследие Х.Френа никоим образом не исчерпывается этими тремя работами, хотя и имеющими наибольшее значение для джучидской нумизматики.

Велика роль П.С.Савельева в изучении джучидских монет, в "Неизданных джучидских монетах из разных собраний " он приводит описания 19 монет XIII в.4.

Большой вклад в изучение, а главное в сохранении монет, внес казанский коллекционер А.Ф Лихачев, опубликовавший несколько кладов монет, в том числе и XIII в.5. В Отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки Казанского университета хранится рукописный каталог джучидских монет, принадлежавших А .Ф.Лихачеву6. Эта рукопись, к сожалению, не была опубликована и не завершена из-за того, что коллекция постоянно пополнялась новыми монетами и кладами, а затем намерения автора изменились - решено было издать не все имеющиеся в собрании монеты, а только неизданные. За образец была принята статья П.С.Савельева "Неизданные монеты...", описания сопровождались историческими сведениями, весовыми данными, указаниями на место и время находки, но смерть прервала эту кропотливую работу. В этом Каталоге оказались отмеченными наиболее интересные поступления с Болгарского городища за тридцать лет, до начала 90-х годов XIX века. Любитель-нумизмат А.Ф.Лихачев понимал важность метрологических исследований, именно он обратил внимание на наличие нескольких номиналов джучидских монет, поставил перед учеными XIX в. неразрешимо тогда задачу - определение районов денежного обращения Золотой Орды и для этого предлагал Археологической Комиссии тщательно фиксировать все находки кладов и монет7. Подавляющее большинство джучидских монет XIII в., хранящихся в ГОМРТ происходят именно из коллекции А.Ф.Лихачева.

Двенадцать джучидских монет XIII века описаны в Каталоге восточных монет Британского музея, причем, первыми названы монеты с именами ханов Менгу и Ариг-Буги8. В Каталоге монет Харьковского университета зафиксированы два десятка видов джучидских монет XIII вега и указаны не только вес, но и диаметры медных монет9. В Инвентарном каталоге мусульманских монет Императорского Эрмитажа А.К .Маркова представлены краткие описания монет, а перечисление джучидских монет начинается со времени Менгу-Тимура10. Отсутствие иллюстраций и лаконизм описания затрудняет работу с этим каталогом, грандиозным не только по содержанию и объему, но и по размерам. Хотя сочинение Н.П.Лихачева посвящено русской и византийской сфрагистике, значительное внимание в нем уделено джучидским монетам, тамгам на этих монетах. Здесь воспроизведены многочисленные фотографические изображения неопубликованных ранее джучидских монет из Исторического музея и Эрмитажа, причем особо подчеркнуто, что анонимные и анэпиграфные монеты с тамгой дома Бату и трехногой тамгой происходят с Болгарского городища11.

С.А.Янина обработала, описала, хронологически определила огромное число золотоордынских монет, найденных на Болгарском городище во время археологических работ Куйбышевской экспедиции 1946-1958 годов, а также монеты из собрания гам. Четыре выпуска Каталога12 содержат не только описания монет, их изображения и реконструкции типов, расшифровки надписей, указания веса, число найденных экземпляров, данные стратиграфии, но здесь впервые были поставлены и успешно решены многие вопросы джучидской нумизматики XHI-XIV вв.. В частности, доказано джучидское происхождение недатированных булгарских монет с именем ан-Насир лид-Дина, определены хронологические рамки чеканки и обращения анонимных и анэпиграфных монет с тамгой дома Бату и многое другое.

В трудах Федорова-Давыдова были обозначены районы и определены периоды денежного обращения Золотой Орды, составлены топографические сводки находок кладов и отдельных монет, выявлены основные закономерности денежного обращения, причины проведения и результаты трех денежно - весовых реформ, определены весовые нормы и проверены по письменному источнику, проведена сравнительная типология сарайских и хорезмских монет XIII в., изучено денежное дело Булгара и Хорезма, опубликованы три клада монет XIII в., найденных в Булгаре, и клад монет каанов из Апастовского района, изучены торговля и торговые связи Золотой Орды13.

Три главы монографии А.Г.Мухамадиева посвящены денежному обращению поволжских городов XIII в. 14 сделаны выводы: о домонгольском происхождении недатированных булгарских монет с именем ан-Насир Лид-Дина15, о существовании именных монет хана Берке16 (монеты Кермана), о чеканке ханом Берке дирхемов с надписью "Высокая тамга" и изображением своей тамги на них в промежуток времени между выпуском монет с именем Менгу хана и каана Ариг Бути17, принадлежности хану Бату тамги в виде двуконечной вилки без завитушки в середине, изображаемой на оборотной стороне булгарских монет с именем и тамгой каана Менгу18 (каану Менгу отведена тамга в виде двуконечной вилки с завитушкой на рукоятке, всегда помещаемая на лицевой стороне булгарских монет с именем этого каана). Если традиционно называемая "тамга каана Менгу" без завитушки принадлежала хану Бату, то в таком случае не поддается объяснению присутствие этой тамги - вилки без перекладины на монетах Тифлиса, Пулада, Эмиля и других городков, не входящих во владения хана Бату19. В данной монографии традиционно называемая тамга дома Бату переименована в тамгу Берке хана20.

Хронологические рамки обзора монет XIII в. имеют четко выдержанную верхнюю границу - 710 г.х. (1310, 11 г.) - время проведения первой в истории этого государства унификационной реформы, приведшей к почти полному исчезновению местных денежно - весовых систем. Датировка начального периода денежного дела Золотой Орды связана с уточнением времени чеканки недатированных булгарских монет с именем халифа ан-Насир лид-Дина, отнесение этих монет к золотоордынскому чекану позволяет датировать начальный этап сороковыми годами XIII в., что несколько древнее общепринятой датировки.

Город Булгар, оправившийся после страшного разгрома осенью 1236 года, становится временной столицей и единственным монетным двором вновь образованного государства - Улуса Джучи или Золотой Орды. До начала XVI в. город Булгар оставался наиболее крупным центром монетной чеканки, хотя его продукция редко выходила за пределы территории бывшей Волжской Булгарии. Начавшаяся позднее чеканка Биляра, Сарая, Укека, Кермана, а также Хорезма не идет в сравнение с объемом и разнообразием продукции булгарского двора. Поэтому наибольшее число находок монет и кладов XIIII в. приходится на Болгарское городище и сопредельные с ним территории.

Особенностью начального периода является отсутствие на булгарских монетах дат, имен джучидских ханов и помещением на них имен и династийных знаков (тамг) каанов Менгу и Ариг Бути, а также чеканка монет с именем багдадского халифа (к тому времени уже покойного) ан - Насир лид-Дин Аллаха и перечеканка медных монет ан - Насира новыми штемпелями с именем и тамгой каана Менгу. Отсутствие дат на первых булгарских монетах породило полуторавековую дискуссию о принадлежности этих монет. История этой дискуссии заняла бы много страниц и нет смысла приводить ее в журнальной статье.

Недатированные булгарские монеты с именем ан-Насира, серебряные (NN 1-6) и медные (N 7) выпускались, вероятно, с середины или конца 40-х гг. XIII в. при хане Бату, во время правления великого каана Гуюка (1246-1248), злейшего врага джучидского хана Бату; последний не признал избрания Гуюка и не принес ему клятвы, и только смерть каана Гуюка предотвратила военные действия между этими чингизидами. Впрочем, булгарекие монеты с именем ан-Насира могли чеканиться при том же Бату, ново времена каана Угэдэя (1229-1241), хотя такое предположение маловероятно, так как со времени разрушения Булгара прошло совсем немного времени. Наиболее приемлемое время выпуска монет ан - Насира при Бату хане это правление каана Гуюка и период разногласий после смерти Гуюка до воцарения Менгу-каана, т.е. до 1251 г. Не подлежит сомнению правомерность отсутствия на булгарских монетах ан-Насира каких-либо знаков подчиненности великому каану, но время для помещения имени джучидского хана на булгарских монетах еще не пришло. Общепризнанно, что недатированные булгарские монеты именем каана Менгу чеканились после монет с именем ан-Насира; доказательство тому - перечеканка медных монет ан-Насира штемпелями с именем и тамгой Менгу - каана. Время обращения последних монет также вызывает разногласия среди нумизматов из-за отсутствия дат на самих монетах (NN 8,9). Зато время чеканки и обращения булгарских недатированных монет с именем и тамгой другого каана Ариг-Буги бесспорно - (1260-1264), то есть до поражения и пленения этого каана (N 10).

Имя халифа ан-Насира (1180-1225) не может быть датирующим признаком, оно помещалось на монетах как при жизни халифа, так и после его смерти. Оно неоднократно встречается на монетах, чеканенных в различных районах Монгольской империи , например, на медных посеребренных дирхемах Бухары 627 или 629 г.х.(1229.30 г. или 1231,2 г.), дирхемах Отрара 649-662 г.х.(1251,2-1263,4 г.), Алмалыка 638-662 г.х. (1240,1-1263,4 г.). В 50-е годы золотые монеты Отрара, Ходжента, Алмалыка, Орды ал-Аазам также несут на себе имя ан-Насира21. С X в. аббасидские халифы потеряли былое могущество, кроме некоторого морального и духовного влияния на мусульманский мир. Например, хорезмшах Мухаммед после 1215 г. "... объявил халифа Насира низложенным, отменил упоминание его имени в хутбе и на монетах и провозгласил халифом сейида Ала ал-Мулька Термези"22.

Средневековые авторы (Ибн - ал-Асир, ал-Макризи, Ибн-Басил и др.) высказывают предположение о том, что халиф Насир в борьбе против хорезмшаха использовал и монголов: "Когда хорезмшах двинулся на Багдад, халиф написал Чингиз-хану, владыке татар, подстрекая его напасть на страну хорезмшаха ..." (Ибн - Васил) 23. Таким образом, халиф ан -Насир вовсе побыл врагом монголе в отличие от халифа ал-Мустансира (1226-1242), пытавшегося перед лицом общего врага (монголов) образумить и прекратить междоусобицу мусульманских владык24. Е.А.Давидович объясняет появление голени покойного халифа ан-Насира на чагатаидских монетах следующим образом: "Имя халифа Насира есть на золотых, серебряных, медных посеребренных и просто медных среднеазиатских монетах, но его появление или исчезновение никак не связано с 1258 г. - годом гибели последнего халифа и отнюдь не является показателем и демонстрацией отношений разных монгольских государей к Хулагу-хану и факту уничтожения им халифата. Имя халифа Насира на среднеазиатских монетах - такая же дань традиции, как и все мусульманские надписи"25.

Отсутствие тамги каанов или других чингизидов на булгарских монетах с именем ан -Насира также не является исключением, например, на чагатзидских монетах первого этапа (по периодизации Е.А.Давидович, - до середины XIII в.) тамги тоже нет, но имеется имя Насира с его титулами (монеты Бухары и Отрара) 26. Даже после воцарения Менгу-каана его тамга так и не появилась на чагатаидских монетах, а сами монеты оставались "анонимными", не считая имени Насира, может быть из-за того, что потомки Чагатая (умер в 1242 г.), сына Чингиз-хана, были противниками при воцарении Менгу казна. В Грузии, после дирхемов царицы Русудан чеканились анонимные датированные монеты с титулом "Каан правосудные и символом веры, но без тамги казна, и только с начала 50-х годов XIII в. здесь выпускались именные дирхемы Менгу каан с его томгой- вилкой, но на медных именных тифлисских монетах Менгу- каана тамги нет27. Булгарские анонимные монеты 686 г.х. (N 57), сарэйские монеты Такты (да 233-241), сарайские монеты с именем ан-Насира (N 244) и все укекские монеты также не имеют изображений какой-либо тамги.

Монеты с именем Менгу-каана (1251-1259) и изображениями его тамги двух разновидностей с перекладиной - на лицевой стороне и без перекладины на обратной стороне выпускались при ханах Бату (умер в 1256) и Берке (1257-1266). Причины появления булгарских монет с именем Менгу-каана (N 8,9) следует искать во взаимоотношениях хпна Бату и Менгу. На курултае 1251 г. Менгу, старший сын Тулуя, внук Чингиз ханз, двоюродный брат Бату, стал четвертым великим кааном при активной помощи Бату и его брата Берке. Последний, посланный Бату-ханом в Керулен для возведения Менгу на престол, в течение двух лет не мог созвать курултай из-за препятствий, чинимых потомками великих каанов Угэдэя и Гуюка, з также Чагатая. Тогда старший из чингизидов, Бату, сын Джучи, внук Чингиз хана отдал приказ: "Ты его посади на трон, всякий, кто отвратится от ясы, лишится головы"28. Плано Карпини сообщает о Бату: "... Бату ... наиболее богат и могущественнее после императора ..., а Менгу был могущественнее всех, за исключением Бату"29. Тем не менее, Бату-хан признавал себя вассалом каана, чеканил монету с его именем и тамгой и перечеканивал прежние медные монеты ан -Насира, подавая остальным чингизидам пример для подражания. Незадолго до смерти отправил своего сына Сартака к Менгу-каану, прося утвердить его ханом Золотой Орды, Менгу-каан утвердил Сартака, вручил ему грамоты, но в это время (1256 г.) умер Бату, который имел прозвание от монголов Саин-хан, то есть "Добрый хан". Сартак был убит, видимо, не без участия своего дяди Берке, добивавшегося престола, но и тогда Менгу-каан утвердил на троне сына Сартака малолетнего Улакчи, назначив ему регентшу в лице "старшей жены Бату хана, однако Улакчи тоже умер, вероятно , был убит, и ханом стал Берке, брат Бату (1256 или 1257 - 1266) 30. Чеканились ли при Берке-хане монеты с именем и тамгой Менгу-каана неизвестно, но очевидно, что монеты с изображением тамги другого вида, традиционно называемой "тамгой дома Бату" и с надписью "Высокая тамга" (N 11) при нем не выпускались. Отсутствие монет с "Высокой тамгой" (N 11) в кладах с монетами каанов Менгу (N 8) и Ариг-Буги (N 10) 31 и, наоборот, нахождение их в кладах с монетами времени Менгу-Тимура, имеющими такую же тамгу32, не подтверждает вывод А.Г.Мухамадиева о принадлежности данных монет (N 11) хану Берке, выразившему свои сепаратистские взгляды выпуском анонимных монет со своей тамгой и подчеркиванием ее превосходства над каанской в период между чеканкой монет с именем Менгу-каана и монет казна Ариг-Буги33. Тамга, хана Берке неизвестна, тамга Бату присутствует почти на всех монетах XIII в. Знак (тамга казна Менгу), по мнению исследователя монгольских книг Д.Кара, является "символом долголетия и благополучия"34.

Недатированные булгарские монеты с именем и тамгой каана Ариг-Буги чеканились при Берке-хане (N 10), они изготовлялись только из серебра, моют стандартный тип, но тамга размещена только на одной стороне. (Выпуск этих монет был вызван важными политическими событиями, связанными с распадом единой Монгольской империи во время "двоевластия" двух каанов, братьев Менгу -каана - Ариг-Буги в Каракоруме и Хубилая в Кайпине. Берке поддерживал Ариг-Бугу, законного наследника и преемника каана Менгу, чеканил монеты с его именем и тамгой, подавая пример другим чингизидам. После ряда военных столкновений и поражений Ариг-Буга (в переводе с монгольского Ариг Бог - "Святой борец") после двух лет почетного плена, умер осенью года Барса 664 г.х. (13 октября 1265-1 октября 1266 г.) 35. Вряд ли выпуск булгарских монет с именем и тамгой Ариг-Буги можно объяснить подчиненным положением Берке верховной власти каана, который вел постоянные и часто неудачные войны с Хубилаем и мог не знать о "своих" монетах в далеком Булгаре. Вероятнее предположить, что подобной чеканкой могущественный джучидский хан Берке выразил свое враждебное отношение не столько к Хубилаю, сколько к Хулагу, ставленнику Хубилая. Монеты с именем и тамгой каана Ариг-Буги, а также символом веры выпускались и в других областях, например, городе Эмиле в сентябре-октябре 1262 года36. После поражения в 1264 году Ариг-Буги надобность в выпуске этих монет отпала, ас 665 г.х. (1266, 7 г.) начинается новый этап в денежном деле Золотой Орды.

Второй период денежного обращения Золотой Орды (1266-1310 г.г.) совпадает с началом правления хана Менгу-Тимура (1266-1282), когда были открыты монетные дворы в Биляре, Сарае, Крыму, Хорезме и позднее в Укеке. Именно этот хан, сын Тукана, внук Бату начал самостоятельную чеканку и первым поместил свое имя с титулом и тамгу дома Бату на джучидских- крымских монетах 665 г.х. Менгу-Тимур, как и его предшественник, хан Берке, был самостоятельным правителем независимого государства, не признавал верховенства над собой великого каана Хубилая. Но только в 1269 г. на курултае, состоявшемся на реке Таласе, был установлен мир между улусам Джучи, Угэдея и Чагатая и уточнены границы каждого из них. По решению курултая, эти улусы были признаны в качестве самостоятельных государств и освобождались от посягательств потомков Тулуя (великих каанов Хубилая и др.) 37.

В начальный период правления Менгу-Тимура запрещаются монеты с именами каанов (они никогда не встречаются в кладах с более поздними монетами), и взамен них выпускаются анонимные монеты с надписью "Высокая тамга", чеканенные по весовой норме, близкой к весу монет Менгу каана и вдвое тяжелее монет с именем Ариг-Буги. Чеканка монет с тамгой дома Бату и подчеркиванием ее значения "Высокая тамга" действительно могла быть выражением антимонгольских настроений джучидского хана Менгу-Тимура, но не Берке-хана. Превращение Золотой Орды в независимое государство отразилось не только в чеканке именных ханских монет, но и других мероприятиях, например, пожаловании ярлыка русскому духовенству в 1267 г., освобождавшему митрополита, от целого ряда повинностей38. Помещение тамги на шлейных, а особенно анонимных монетах, показывает, что, несмотря на укрепление центральной власти хана, Улус Джучи рассматривался как владение всего рода Джучи, поэтому при смене ханов тамга на монетах оставалась неизменной. Переименование тамги дома Бату в "тамгу Берке"39 и присутствие ее на монетах ханов-потомков Бату не находит объяснений и не отражает принцип родового владения Улусом Джучи наследниками Бату. Известно, что Берке захватил престол, отстранив детей и внуков Бату хана, и возможно, был причиной их смерти. Наследников у Берке хана не было, поэтому его тамге не могло быть места на монетах ханов из рода Бату. Данная тамга встречается и на булгарских монетах XVI в. хана Узбека, внука Менгу-Тимура. Тамга присутствует на всех булгарских, билярских, крымских, анонимных сарайских и анонимных хорезмских монетах XIII в., начиная со времени правления Менгу-Тимура. Тамга исчезает с сарайских и хорезмских монет при появлении на них имени хана Токты.

На абсолютном большинстве булгарских анонимных и анэпиграфных монет и на монетах Менгу-Тимура тамга изображается с перекладиной у правой ножки, на именных булгарских монетах Туда-Менгу (1282- 1286), брата Менгу-Тимура перекладина тамги имеет левое положение, случайно ли это? Тамга на именных монетах и Менгу-Тимура и Туда-Менгу изображалась с перекладиной то у правой, то у левой ножки, не имея определенного постоянства. Впрочем, чеканка анонимных билярских, сарайских и хорезмских (до хана Токты) монет, отсутствие булгарских монет с именами ханов Тула-Буги (1287-1290), племянника Менгу-Тимура, и Токты (1290-1312), сына Менгу-Тимура, при регулярной крымской чеканке монет с именами всех ханов объяснений не находят.

Первые датированные именные булгарские монеты Менгу-Тимура выпускались в 672 г.х. =1273,4 г. (N 12), хотя 671 г.х. = 1272,3 годом датируются монеты Менгу-Тимура, без указания места чеканки (N 33). Булгарские монеты Менгу-Тимура называют эпитеты хана: "Высочайший", "Справедливый" и даже "Каан справедливый" (N 19) - титул которым никогда не обладали золотоордынские ханы. Монеты Менгу-Тимура (N 12-42) несут благочестивые надписи: " Слава вечная и Господь сущий" (N 17-18), "Уповай на Бога" (N 19-20), "Слава Богу" (N 22-28), "Нет Бога кроме Аллаха единого и нет товарища ему" (N 31, 33-36), "Кротость по отношению к Богу единому, всесильному, всемогущему" (N 37), "Царство Богу" ( N 40-42). Помимо именных или датированных булгарских монет Менгу-Тимура, ко времени его правления отнесены недатированные анонимные монеты (N 43-50), так как они встречались в кладах серебряных монет середины 70-х начала 80-х годов. Монеты (N 29,29а) с искаженными круговыми надписями, в которых лишь предположительно читается имя Менгу-Тимура, интересны изображениями тамги, обычной и трехногой. Что это, ошибка резчика штемпелей, если нет, то почему на монете Менгу-Тимура появилась трехногая тамга, помещаемая на более поздних монетах. А.В.Орешников поместил эти монеты (N 29,30) среди русских40 монет. Трехногая тамга на монете (N 29а) не имеет "усиков" у круглой головки и этим отличается от "настоящей трехногой" тамги; впрочем, на некоторых монетах (N 29) перекладина у тамги и вовсе отсутствует. После смерти Менгу-Тимура в 681 г.х.(1282,3 г.), [имеются и другие более ранние даты смерти этого хана] престол должен был перейти к молодому царевичу Тула-Буге, сыну старшего брата Менгу-Тимура. Но Ногай, потомок седьмого сына Джучи, возвел на трон брата Менгу-Тимура Туда-Менгу (1282-1286). Монеты этого хана не столь многочисленны и разнообразны, как его предшественника, это объясняется непродолжительностью правления Туда-Менгу и, вероятно, увеличением доли анонимных недатированных и анэпиграфных монет с начала 80-х годов XIII в.. Ко времени правления Туда-Менгу можно отнести лишь четыре вида булгарских монет (N 5I-55), из которых только один вид (N 53) имеет датировку: "Мухаррам 682" г.х. (1283.4 г.), вероятно, выпущенный вскоре после начала царствования. В 686 г.х. (1287, 8) он был низложен по причине помешательства, или последнее было придумано для оправдания переворота. Булгарские монеты Туда-Менгу, кроме монет 686 г.х., неизвестны, в Крыму же чекан именных монет этого хана проводился и в 682 г.х., и 683 г.х (1284,5 г.), причем на монетах 683 г.х, Туда-Менгу назван "падишахом высочайшим". Крымские монеты Туда-Менгу могли чеканиться в ставке могущественного Ногая.

После переворота 686 г.х. (1287,8 г.), совершенного сыновьями и племянниками Менгу-Тимура, ханом стал Тула-Буга ( 1287-1290), его предшественник был убит, но и Тула-Буга при подстрекательстве Нагая был выдан царевичу Такте и казнен. Именные монеты Тула-Буги чеканились только в Крыму в 686 г.х. но хотя именные булгарские монеты Тула-Буги неизвестны, ко времени правления этого хана, можно отнести анонимные булгарские монеты 686 г.х. (N 56, 57), правда, с определенной долей сомнения.

Следующий золотоордынский хан Токта (1290-1312) начинал как ставленник Нагая, но сумел в 1300 году победить и уничтожить могущественного темника, обладавшего не номинальной, а настоящей властью. Ко времени царствования Токты можно отнести анонимные датированные булгарские монеты (N 60-65)с датами 690 или 695 г.х. (1291 или 1295,6 г.). Среди них - монеты с именем ан-Насир Лид-Дина (N 64, 65 - без даты) и N 62 - с годовой датой 696 г.х. (1292,3 г.). Эти монеты (N 64, 65) интересны некоторым сходством в надписях с монетами от имени ан -Насира, чеканенными в первые годы монгольского правления в Булгаре. Сходство не только в написании имени ан -Насира, хотя и без титула халифа "эмир ал-муминин" (повелитель правоверных), но и в архаичном оформлении надписей "а оборотной стороне : "Чекан (с артиклем "ал-") Буалгара" вместо "Чекан Блгара", как было принято в конце XIII в. В Сарае тоже выпускались монеты с именем Насира и архаичными надписями (N 243,244), но булгарские монеты данного вида известны и в серебре, и в меди, а сарайские - только в серебре. Если "Насир лидин" - это мусульманское имя Токты, правда, неизвестное по письменным источникам, то его присутствие на монетах 90-х годов вполне оправданно. Иногда имя Токты изображалось уйгурскими буквами, вероятно, что в Булгаре предпочли помещать на монетах мусульманское имя этого хана. Другое объяснение появления монет ан -Насира не только в Булгаре, но и Сарае - это признание духовной власти новоявленных халифов в Каире (поэтому опущен титул "повелитель правоверных"), само же имя Насира уже стало символом мусульманского благочестия.

Среди описываемых монет XIII в. большинство приходится не на именные, а на анэпиграфные или анонимные без выходных данных монеты с тамгой дома Бату (N 74-83, 101, 114-214), которые чеканились в Булгаре. Именно здесь были найдены три клада монет XIII века, изученные и опубликованные Г.А.Федоровым-Давыдовым41, во время проведения археологических работ в 1946-1983 гг. были найдены 131 серебряных и 650 медных монет XIII в., из которых - 105 экземпляров с данной тамгой42. Документально подтверждается нахождение 240 таких монет на Болгарском городище, в других районах Золотой Орды находки подобных монет редки, а клады неизвестны. На других городищах в пределах бывшей Волжской Булгарии (Билярском, Джукетау) нет такого большого числа монет с тамгой. Разнообразие изображений и надписей на этих монетах удивляет, но нельзя не учесть, что многочисленные монетные сюжеты не являются плодом фантазии резчиков штемпелей. С давних времен монетные изображения несли большую смысловую и пропагандистскую нагрузку (например, монеты начального периода с именами каанов и ан -Насира), являясь проводниками идей, необходимых к распространению среди населения. Некоторые сюжеты отождествимы с буддийской символикой и знаками зодиака (NN 74-78, 109, 110, 120). Многочисленные изображения животных и даже человека - показатель неокрепшего ислама или несерьезного отношения к религии со стороны золотоордынских ханов XIII в. В XVI в. изображения животных, растений, разных предметов помещаются только на медных (малоценных) монетах.

Надписи на недатированных анонимных монетах Булгара также не отличаются религиозностью - в основном это благопожелания на тюркском, арабском и персидском языках или различные нравоучительные рассуждения. На серебряных и медных монетах с тамгой дома Бату часто воспроизводится тюркская благопожелательная надпись: "Кутлуг булсун", то есть "Будь счастлив". Особенно многочисленны медные монеты (N 91); во время археологических работ в 1946-1983 гг. на Болгарском городище было найдено 237 таких монет43. На рассматриваемых монетах заключительная часть надписи из-за сильного искажения не поддается чтению. СА.Янина расшифровывает эту надпись как "Кутлуг булсун янги пул", то есть "Будь счастлив, новый пул" и относит их чекан к XIV в., после реформы 1310 г. 44 Действительно, эти монеты имеют сходство с булгарскими монетами хана Узбека, но не стоит отрицать признаки, сближающие эти монеты с монетами XIII в.. Например, подобная благожелательная формула появилась впервые на анонимных датированных монетах 80-х годов XIII в. с трехногой тамгой (N 88,89). Эта же надпись, но уйгурским шрифтом помещена на серебряных и медных монетах одного вида (NN 133,134).Близкими по смыслу надписями являются: "Будь счастлив" или "Да будет благословен" (N 85), "Справедливость и счастье" (N 84). Перечисленные надписи, вероятно, относились и к самим монетам, способствуя их обращению. Следующая группа монетных надписей направлена к будущим владельцам монет. Им напоминали о бренности жизни: "Он есть живой" (N 167) - часть надгробной надписи: "Он живой, который не умирает, все живущее умрет"45, советовали: "Умеренность заменяет богатство" (N 135), провозглашали: "Благосклонность, успех, могущество" (N 124), "Аллах велик" (N 137) и "Слава вечная" (N 139). В связи с монетными поучительными надписями нельзя не вспомнить ранние булгарские монеты с именем ан-Насира с легендой: "Земная жизнь коротка, поэтому сделай ее богоугодной" или в переводе Х.М.Френа: " Жизнь кратка на подобие часа, посему употребляй оную на дела благочестия" (NN 2 -4, 7).

Монеты с трехногой тамгой встречаются много реже монет с "обычной" тамгой - дома Бату, но их объединяет сходство внешнего оформления, а некоторые идентичные изображения зафиксированы на монетах с обычной и трехногой тамгами (N 100 и 101, NN 102 и 161). Например, рисунок в виде сот на монетах (и 100 и 101) в китайской символике называется " таз с драгоценностями". Картографирование анонимных и анэпиграфных монет с трехногой тамгой также показывает их булгарское происхождение. В 1946-1983 гг. в Болгарах было найдено пять таких монет46, 14 монет из ГОМРТ (коллекция А.Ф.Лихачева) происходят из Болгар, монеты из Эрмитажа (32 экз.) обозначены как "монеты Великой Булгарии". В ГОМ хранятся пять монет из Свияжского клада 1889 года, частично приобретенного А.Ф.Лихачевым, были в этом кладе и монеты с обычной тамгой. Вес монет с трехногой тамгой существенно не отличается от веса большинства анонимных и анэпиграфных монет с тамгой дома Бату - 1,35 г.

Анонимные недатированные билярские монеты имеются в кладах 70-х - начала 80-х годов, но отсутствуют в более поздник кладах 80-90-х годов XIII века. Следовательно, они (N 216-218) чеканились при Менгу-Тимуре. Особенностью билярских монет, отличающей их от большинства булгарских, а также сарайских, крымских, хорезмских, укекских, является помещение слова "монета" вместо общепринятого "чекан". Последний выпуск билярских монет был в 632 г.х. (1292,3 г.). Эти анонимные монеты (N 219) с изречением: "Могущество принадлежит Богу" имеют большее сходство с одновременными анонимными булгарскими монетами (N 61), чем с более ранними недатированными билярскими монетами (NN 216-218). После 692 г.х., по всей видимости, монетный двор в Биляре был закрыт, а мастера переведены в Булгар. Среди недатированных анонимных булгарских монет также, хотя и очень редко встречается надпись: "Монета Булгара" (N 29,56, 62, 68).

Деятельность билярского монетного двора не была столь значительной, хотя билярские монеты обращались не только в самом Биляре, но и Булгаре и других районах бывшей Волжской Булгарии.

Монетный центр временной чеканки Керман стал известен благодаря монетам Альменевского клада, ныне хранящегося в ГОМРТ. Из 216 монет этого клада 131 монета (60,6 %) имеют надпись "К-рман", прочитанную А.Б.Булатовым как "Керман"47. Керман - северо-западное поселение золотоордынской Булгарии - был идентифицирован с обширным городищем по месту находки клада (деревня Альменево Козловского района Чувашской АССР). Нахождение керманских монет в одном кладе с ранними монетами Менгу-Тимура позволяет датировать эти монеты тем же временем, то есть 60-70-ми годами XIII в. Вес большинства керманских монет 1,50-1,56 г., что соответствует весу большинства ранних монет Менгу-Тимура. Существует и другой вариант чтения этих монет - "Беркай", то есть Берке хан48.

Столичный город Сарай, построенный еще при хане Бату, значительно уступал Булгару как центру монетной чеканки. Находки монет XIII в. на Селитренном городище (бывший Сарай) практически отсутствуют. Ранние сарайские монеты 673 г.х. (N 222) имеют большое сходство с одновременными анонимными булгарскими монетами (N 17), различаясь только названием монетного двора. В отличие от эпизодичного выпуска са райских монет в 673 г.х. (1274,5 г.), однотипные анонимные булгарские монеты чеканились более продолжительное время - 672-674 г.х. (1273,4 - 1275,6 г.), вероятно, булгарские мастера как и среднеазиатские, участвовали в налаживании работы монетного двора в новой столице, ведь к этому времени стаж булгарского монетного двора насчитывал уже четверть века. Только этим можно объяснить поразительное сходство монет N 17 и 222, сравниваемые монеты имеют сходство и с анонимными монетами 672 г.х. (1273,4 г.) без указания места чеканки (N 39). Чеканка одновременных однотипных монет разных городов, отдаленных значительными расстояниями, не может быть принята как случайное совпадение, и, по-видимому, объясняется заимствованием типа, перемещением мастеров или направлением на данные монетные дворы единого типового образца, может быть (N 39)? Вес большинства ранних сарайских монет (до правления хана Токты) не отличается от веса булгарских монет того же времени, но все ранние сарайские монеты анонимны.

С 90-х годов наступает новый этап сарайской чеканки: вместо тамги на монетах помещается имя хана Токты, увеличивается весовая норма чеканки, сходная с хорезмской - 2,25-2,30 г. Типологическое сравнение сарайских и хорезмских монет было проведено Г.А.Федоровым- Давыдовым, им же определена весовая норма чеканки поздних сарайских и хорезмских монет XIII в. 49 Последние датированные сарайские монеты XIII в. были выпущены в 696 г.х. (1296,7 г.) - N 240.

Особняком от прочих сарайских монет стоят "анонимные" монеты с именем Насир лид-Дина (N 243 и 244), известные двух типов, на одном отсутствует тамга дома Бату (N 244). Данное имя сближает их с ранними булгарскими монетами (N 1-7) и с булгарскими монетами 90-х годов (N 63-65). На сарайских монетах, как и на ранних булгарских монетах ан -Насира, номинал серебряных монет обозначен - "динар", на поздних булгарских монетах (N 64,65) название номинала отсутствует. На сарайских и поздних булгарских монетах прослеживаются архаизмы, присущие ранним монетам, имя халифа написано правильно, но без титула. Большое сходство сарайских и поздних булгарских монет с именем ан -Насира объясняется тем, это они были изготовлены с общего образца - первых джучидских монет Булгара с именем ан -Насира, причем, сарайские монеты более архаичны, чем булгарские.

С 710 г.х. (1310,11 г.) единый по курсу и весу сарайский дирхем вытесняет местные монеты.

Название города Укек было переведено Х.М.Френом как "вал" или "плотина"50, им же был приведен ряд свидетельств об этом городе. Все укекские монеты изготавливались из серебра, они не имеют изображений тамги дома Бату и отличаются от других монет других городов Золотой Орды. Самые ранние укекские монеты (N 246) чеканились в 700 г.х. (1300,1 г.), хотя эта дата весьма сомнительна, потому что на монетах помещена только первая цифра "7". Последние известные укекские монеты 707 г.х. (1307,8 г.) хана Токты (N 250) содержат трафаретную формулу именования золотоордынских ханов на монетах XIV в.: "Султан верховный Гийяс Токтогу правосудный, да длится правление его" (N 249, 250). После закрытия укекского двора мастера и оборудование, вне всякого сомнения, были перевезены в Сарай.

Монеты Биляра, Кермана, Сарая, Укека чеканились только из серебра, булгарские - из серебра и из меди. Имеются две многочисленные группы медных булгарских монет: с именем ан -Насира плюс такие же монеты, перечеканенные штемпелями и именем Менгу-каана (N 7 и 9) и монеты с надписью "Кутлуг булсун" (N 91). Известны еще немногочисленные, почти единичные экземпляры медных монет, однотипных с серебряными (N 65 и 64, 134 и 133), а также "непарные" медные монеты с надписью "Кутлуг булсун" (N 92,93), впрочем монета N 92 может оказаться крымской, надпись можно прочитать и как "Крым". Медные крымские монеты XIII в. в Поволжье не попадали, ведь они обслуживали только местный рынок, а Крым был отдельным от Поволжья районом денежного обращения. Все монеты XIII в., как медные и даже серебряные, не имеют четко выдержанного веса, так как чеканились без юстировки. Вес каждой отдельной монеты не выверялся - свидетельство тому большие весовые разбросы монет, начиная от "динаров" ан -Насир лид-Дина и кончая монетами конца XIII в.. При несовершенном средневековом методе чеканки требуемое число изготовленных монет должно было иметь определенный вес. Следы обруба на некоторых монетах показывают на проволочную чеканку всех джучидских монет XIII в.

Серебряные монеты выпускались в нескольких номиналах, наиболее распространенные - "дирхем" (иногда номинал указывался на самой монете), различные фракции дирхема и , видимо, единственный выпуск двойных дирхемов. Следует отметить, что часто дирхем и его фракции однотипны и различаются только весом и диаметром. Например, монеты N 45 - двойной дирхем (диаметр 24-25 мм, вес от 2,86 до 3,04), N 43 - дирхем (диаметр 19-21 мм, вес от 1,22 до 1,57) и полдирхема N 44 (диаметр 14,5-16 мм, вес от 0,65 до 0,76 г) имеют общий тип, различаясь только весом и размерами. Медные булгарские монеты XIII в. не несут на себе обозначения номинала, но вероятно, они назывались "пулами", как медные монеты XVI в.. В начальный период (40-е - 50-е годы) производилась обильная чеканка медных монет с именем ан -Насира и перечеканка их штемпелями Менгу-каана, следовательно, медные монеты играли важную роль в денежном обращении того периода, а позднее, медные монеты составляли малую долю в общем числе булгарских монет. Во второй период денежного обращения XIII в. сферу мелочной торговли обслуживали маленькие серебряные монетки, часто имевшие одинаковый вид с дирхемами; их названия неизвестны и вряд ли когда-нибудь обозначатся. Чеканка мелких фракций дирхема была привычной не только в Булгаре (например, N 13 и 14, N 29 и 30, N 33 и 34, N 43 и 44, N 47 и 48 и т.д.), но и в Биляре (N 216 и 217, N 219 и 220), в Сарае (N 225 и 227), в Укеке (N 246 и 248). Двойные дирхемы выпускались только в Булгаре. Кроме половинных дирхемов или "полудирхемов", существовали более мелкие номиналы, например, монета N 129 имеет сходство с дирхемами N 127 и 128, но ее диаметр составляет всего 10-11 мм., а вес варьирует в пределах 0,18-0,25. Такие монеты в несколько раз меньше русских "чешуек" - копеек XVI-XVII вв., можно предположить, что использование этой "мелочи" доставляло нашим далеким предкам XIII в. определенные неудобства. В XVI в. мелкие серебряные монеты не выпускались.

В XIII в. в Булгаре произошло несколько денежно-весовых реформ: запрещение "динаров" и медных монет с именем ан -Насир лид- Дина и выпуск серебряных монет, вдвое более легких, чем прежние, с именем каана Менгу с одновременной перечеканкой меди ан -Насира. Выпуск серебряных монет Ариг-Буги, вдвое более легких, чем монеты каана Менгу, видимо, не повлек запрещения прежних монет, так как монеты с именами каанов сосуществовали почти одновременно и не находят их в кладах тоже вместе. При Менгу-Тимуре каанские монеты были запрещены, но в начальный период выпускались анонимные монеты с изображением тамги дома Бату и надписью "Высокая тамга", вес этих монет 1,20-1,25 совпадал с весом монет каана Менгу. Видимо, это было сделано для удобства обмена монет и являлось политической акцией нового хана. При Менгу-Тимуре сосуществовали серебряные монеты нескольких весовых групп: 1,54-1,65 , 1,30-1,40 и 1,04-1,08г., об этом свидетельствует состав Болгарских кладов. Если бы более легкие монеты весом 1,30-1,40 г. были недоброкачественными, то они не отложились бы вместе с полновесными. Вес монет Менгу-Тимура, имеющих даты, показывает, что монеты одного типа чеканились на протяжении нескольких лет, без снижения веса. Вес большинства саранских, керманских, билярских монет совпадает с весом булгарских. Между 690 г.х. и 692 г.х. (1291 г. и 1292,3 г.) в Булгаре проводится денежно-весовая реформа, снизившая вес дирхема с 1,50-1,60 г. до 1,30-1,35 г. Данная реформа затронула и Биляр. В Сарае с 690 г.х. и Хорезме с 686 г.х. также были проведены денежно-весовые реформы, существенно повысившие вес дирхема до 2,25-2,30 г

Джучидские монеты XIII в. имеют большие весовые разбросы, множество номиналов, несут на себе огромное число надписей и изображений, не утомляя своим однообразием, как дирхемы XVI в.. Находка каждой монеты, каждого нового клада могут внести существенные изменения в датировку и атрибутирование уже известных видов. Поэтому очень важно, чтобы все найденные монеты, а особенно клады поступали в государственные учреждения - музеи и не пропадали для науки и наших потомков. В последние годы отдельные исследователи отрицательно относятся к названию "Золотая Орда", предлагая более правильное - "Улус Джучи". Но в исторической и нумизматической литературе эти два названия сосуществуют почти два века, например знаменитая книга Х.М.Френа называлась "Монеты ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды ..." и нет необходимости отказываться от ставшего привычным понятия "Золотая Орда".

При описании монет XIII в. приводились имена ханов и каанов только в одной форме, например: Менгу, Ариг-Буга, Менгу-Тимур, Туда-Менгу, Тула-Буга, Токта, Бату, Берке и т.д., хотя существует несколько видов написания этих имен, например, Мунке, Монгке, Мункэ, Мункка, Монгэ-хаган. Ввиду отсутствия места, подобный перечень имен не приводится.

Примечания:
1 Френ Х.М. Монеты ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды с монетами иных Мухаммеданских династий. В Прибавлении. - СПб., 1832, 80 с.
2 Fraehnii Ch.M. Recensio numoram muhammedanorum Academiae Imp. Scient. Petropolitanae. СПб., 1826, p. 187-649.
3 Fraehnii Ch.M. Nova Supplementa ad Recensionem numorum muhammedanorum Academiae Imp. Scient. Petropolitanae additamentis. Petropoli, 1885, p. 109-321.
4 Савельев П.С. Неизданные джучидские монеты из разных собраний. Отдел третий. СПб., 1858. - С.279-340.
5 Лихачев А.Ф. Новый булгарский клад 1887 года // ЗВО РАО, 1888; т.З. - С. 165-182; Он же. Драгоценный клад, найденный в Казанской губернии в 1882 году. - В кн.: Труды VII Археологического съезда в Ярославле, т.2. М., 1891. С. 168-197; Он же. Новый клад джучидских монет // ИРАО, 1877, т.8, вып.1. - С.37-43.
6 Каталог коллекции джучидских монет, принадлежащих А.Ф.Лихачеву. /Рукопись/ . Тетради I-VII. - ОРК НБ КГУ, N 183.
7 Там же. - С.272, 273.
8 Catalogue of oriental coins in the britist Museum. Vol. VI London, 1881.
9 Шерцль Р.И. Описание монет и медалей, хранящихся в Нумизматическом кабинете Императорского Харьковского университета. Восточные монеты. Харьков, 1912. -С.74-111.
10 Марков А.К. Инвентарный каталог мусульманских монет Императорского Эрмитажа. - СПб., 1896. - С.443-508.
11 Лихачев Н.П. Материалы для истории русской и византийской сфрагистики // Труды музея Палеографии; вып. 2. - Л., 1928. - С.127.
12 Янина С.А. Джучидские монеты из раскопок и сборов Куйбышевской археологической экспедиции в Болгарах в 1946-1952 гг. // МИА, 1954, N 42, С. 424-484; Она же. Джучидские монеты из раскопок и сборов Куйбышевской археологической экспедиции в Болгарах в 1953-1954 гг. //МИА, 1958, N 61. С.392-423; Она же. Джучидские монеты из раскопок и сборов Куйбышевской археологической экспедиции в Болгарах в 1957 году// МИА, 1960, N 80. С.210-223; Она же. Общий обзор коллекции джучидских монет из раскопок и сборов Куйбышевской археологической экспедиции в Болгарах (1946-1958 гг.) // МИА, 1962, N111. - С.153-178.
13 Федоров-Давыдов Г.А. Клады джучидских монет // НЭ, 1960,1. - С. 94-102; Он же. Находки джучидских монет // НЭ, 1963, T.IV. - С.165-221; Он же. Находки кладов золотоордынских монет. - В кн.: Города Поволжья в средние века. М., 1974. - С. 176-181; Он же. Основные закономерности развития денежно-весовых норм в Золотой Орде. - В кн.: Археографический ежегодник за 1957 год. - М., 1958. С.7-16; Он же.Клад золотых монет XIII века из Средней Азии // НЭ, 1960, т.П. С. 118-140; Он же. О начале монетной чеканки в Хорезме и Сарае в конце XIII в. // ЭВ, 1961, T.XIV. - С.79-89; Он же. Нумизматика Хорезма золотоордынского периода // НЭ, 1965, T.V. - С. 172-224; Он же. Два клада серебряных монет XIII века из Болгар // НЭ, 1972, Т,Х. - С. 167- 173; Он же. Клад серебряных монет XIII века из Болгар // КСИА, 183. - С.55-65; Он же. Клад монет XIII века из Волжской Болгарии. - В кн.: Проблемы археологии Евразии. - М., 1991. - С. 181-191; Он же. Общественный строй Золотой Орды. - М., 1966; Он же. Денежное дело и денежное обращение Болгара. - В кн.: Город Болгар. Очерки истории и культуры. - М., 1987. - С. 158-204; Он же. Торговля нижневолжских городов Золотой Орды. - В кн.: Материалы и исследования по археологии Поволжья. Сборник, вып. 1. Йошкар-Ола, 1998. С.38-59.
14 Мухамадиев А.Г. Булгара-татарская монетная система XH-XV вв. - М., 1983. - С.3-61.
15 Там же. - С. 29-40. Там же. - С.48.
16 Там же. - С. 49, 50.
17 Там же. - С. 46, 47.
18 Там же. - С.48.
19Джалагания И.Л. Из истории монетного дела в Грузии XIII века. - Тбилиси, 1958.- С.44; Байпаков Н.М., Настич В.Н. Клад серебряных вещей и монет XIII века из Ограра. - В кн.: Казахстан в эпоху феодализма // Проблемы этнополитической истории. - Алма-Ата, 1981. - С.39, 43-44.
20 Мухамадиев А. Г. Булгаро-татарская... - С.48.
21 Джалагания И.Л. Из истории монетного дела... - С.44; Федоров-Давыдов Г.А. Клад золотых монет... - С. 133.
22 БартольдВ.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия. - В кн.: БартольдВ.В. Сочинения. - Т.1. - М., 1963. - С.439.
23 БуниятовЗ.М. Государство хорезмшахов-ануштегинидов (1097- 1231). - М., 1986.- С. 136, 137. 24. Там же. - С. 180.
24 Там же.- С. 180.
25 Давидович ЕЛ. Денежное хозяйство Средней Азии после монгольского завоевания и реформа Мае уд бека (XIII век). - М., 1972. - С. 120.
26 Там же. - С. 15. 27. Пахомов Е.А. Монеты Грузии. - Тбилиси, 1970. - С. 118-120; Джалагания И.Л. Из истории монетного дела в Грузии... - С.42,44-46.
27 Пахомов Е.А. Монеты Грузии. - Тбилиси, 1970. - С.118-120; Джалагания И.Л. Из истории монетного дела в Грузии... - С.42, 44-46.
28 Рашид ад-Дин. Сборник летописей /Пер. с персид. .П.Верховского. - М.-Л., 1960, т.II.-С.137.
29 Путешествие в восточные страны Плане Карпини и Рубрука. - М., 1957. - С.44.
30 Сафаргалиев М.Г.Распад Золотой Орды. - В кн.: На стыке континентов и цивилизаций. - М., 1996. С. 316, 317.
31 Федоров-Давыдов Г.А. Клад монет XIII века из Волжской Болгарии. - С.181-191; Он же. Клады джучидских монет. - С. 131 (N3 - клад 1874 года с Болгарского городища содержал дирхемы каанов Менгу и Ариг-Буги); Там же. - С. 131 (клад N2 - найден в селе Никитина Карсунского уезда в 1850 году.).
32 Федоров-Давыдов Г.А. Два клада серебряных монет XIII века из Болгар. - С. 169; Он же. Клад серебряных монет XIII века из Болгар. - С.55, 56; Мухамадиев А. Г. Булгаро-татарская... - С.46-50; Сингатуллина А.З. Альменевский клад золотоордынских монет XIII века // Вести. Моск. ун-та. Сер. 8. История, 1985, N 3. - С.80, 81.
33 Мухамадиев А. Г.Булгаро-татарская... - С. 46, 47.
34 Кара Д. Книга монгольских кочевников. Семь веков монгольской письменности. - М., 1972. - С.90.
35Рашид ад-Дин.Сборник летописей, т.II. - С. 160-168; Далай Ч. Монголия в XIII-XIV веках. - М., 1983. - С.34-39, 185.
36 Байпаков К.М., Настич В.Н. Клад серебряных вещей... - С.39. Там же. - С.321.
37 Сафаргалиев М.Г.Распад Золотой Орды... - С.322.
38 Там же. -С.321.
39 Мухамадиев А.Г. Булгаро-татарская... - С.48.
40 Орешников А.В. Русские монеты до 1547 года. - М., 1896. - С.219 (N 1024, табл.ХХI, рис. 939).
41 Федоров-Давыдов Г.А..Два клада серебряных монет из Болгар... - С. 167-173; Он же. Клад серебряных монет XIII века из Болгар... - С.55-65.
42 Янина С.А. Общий обзор коллекции... - С.153-176; Отчеты об археологических работах на Болгарском городище за 1962-1983 годы - Архив ИА АН СССР, Р-1, NN 2457, 2869, ЗОН, 3011-а, 3220, 3480, 3647, 3821, 4070, 4081, 4427, 5144, 5290, 5310, 5478, 5479, 5677, 6415, 6465, 6709, 7296, 7297, 7225, 7470, 7680, 7681, 7818, 7995, 8520, 8575.
43 Там же.
44 Янина С.А. Джучидские монеты ... в 1957 году. - С.211.
45 Юсупов Г.В. Введение в булгаро-татарскую эпиграфику. - М-Л., 1960. - С.42
46 См. сноску N 42.
47 Калинин Н.Ф., Халиков А.Х. Итоги археологических работ за 1945-1954 гг., раздел "Клады". - В кн.: Труды Казан, фил. АН СССР. Сер. гуман. наук. Казань, 1954.- С.93-120; Фахрутдинов Р.Г. Археологические памятники Волжско-Камской Булгарии и ее территория. - Казань, 1975. - С.60 (N 1474).
48 Мухамадиев А.Г. Булгаро-татарская... - С.49,50.
49 Федоров-Давыдов Г.А. О начале монетной чеканки в Хорезме и Сарае... - С. 79-89; Он же. Нумизматика Хорезма... - С. 179-224.
50 Протоколы 3-го собрания 4 сентября 1878 года. (Шпилевский С.М. представил обозрение литературных сведений о городе Укеке - деревне Набережный Увек) // ИОАИЭ, I, 1870. - С.46, 50.

© 1995-2011 Казанский федеральный университет