Журнал "Татарская археология"
2000, N1-2(6-7)
Шеф-редактор - Рафаэль Хакимов;
Главный редактор - Равиль Фахрутдинов

Г.А.Федоров-Давыдов
(к 70-летию со дня рождения)

Равиль Фахрутдинов Г.А.Федоров-Давыдов (к 70-летию со дня рождения) Герман Алексеевич Федоров-Давыдов был выдающимся ученым-исследователем, крупнейшим знатоком истории и культуры средневекового кочевого мира Евразии и золотоордынских городов. Являясь профессионалом поистине высокого класса, он сочетал в себе небывалые до него одинаково глубокие знания в истории, археологии, нумизматике и истории искусства Тюрко- степного мира. Правда, и до него были крупнейшие исследователи, оставившие яркий след в востоковедении, в изучении огромного историко-культурного наследия Великой степи с центрами богатейшей городской культуры - Френы, Березины, Григорьевы, Радловы, Бартольды, Якубовские, Артамоновы, Гумилевы и другие. Однако наш покойный юбиляр достиг таких высот в исследовании, прежде всего материальной культуры и социальной структуры золотоордынских городов, в целом средневековой археологии и нумизматики, что явилось целой эпохой в открытии важнейшей страницы истории мировой культуры.

Под руководством Германа Алексеевича достигнуты огромные успехи в 30-летних ежегодных исследованиях золотоордынских городов. Изучение истории и культуры городских центров Улуса Джучи, в целом золотоордынской цивилизации, начатое и успешно проведенное дореволюционными, советскими и зарубежными учеными, в исследованиях Г.А. Федорова-Давыдова, благодаря планомерным, широко поставленным им полевым работам, его высокому профессионализму и природному таланту, было поднято на новую качественную высоту. В "Памяти Германа Алексеевича Федорова-Давыдова", написанной группой его учеников и соратников, справедливо отмечено: "Среди историков и археологов, посвятивших себя изучению Золотой Орды, он, несомненно, был и навсегда останется наиболее значительной фигурой1.

Нам уже приходилось писать о Германе Алексеевиче в некрологе, посвященном ему и опубликованном на страницах нашего журнала2. Не повторяя сказанного тогда, хочется весьма кратко напомнить уважаемым читателям основные вехи его жизненного и творческого пути. Он родился 17 июля 1931 г. в Москве, в семье высокообразованных, интеллигентных людей: отец Алексей Александрович, из семьи обедневших дворян, стал видным ученым-искусствоведом, заведующим кафедрой Московского университета, мать Ирина Николаевна, из купеческой семьи, - художником-дизайнером. Дальше - типичный путь молодого человека по стопам отца, в науку. После школы - вуз (Московский университет), аспирантура, кандидат наук - доцент, доктор наук - профессор. А не типичные, довольно редкие, скорее странные на первый взгляд, с точки зрения русского обывателя, - исследование и пропаганда истории "чужих" племен и народов, "враждебных" государств. Да еще каких - "диких" половцев, "поганых" татар, "проклятой", "мамаевой" Золотой Орды! Но это лишь на первый взгляд. Сколько талантливейших русских и русскоязычных (европейских, ближневосточных, прибалтийских) ученых посвятили свою жизнь изучению истории и культуры Степного тюркоязычного мира, Золотой Орды, Казанского, Крымского и других татарских ханств - это историки-востоковеды, лингвисты-тюркологи, прекрасные специалисты по средневековой археологии, нумизматике, эпиграфике, истории искусства... Речь, конечно, идет о тех, кто писали или старались писать правду об истории народов обширных евразийских степей от Орхона до Подунавья, об истинных интернационалистах. Эти благородные ученые не только исследовали и пропагандировали историю восточного мира, но оставили после себя накопленный ими десятилетиями, столетиями богатейшей материал по археологии, нумизматике, искусству древнего и средневекового эпох. Мы, тюркоязычные народы, - татары и другие - вечно благодарны им и среди них незабвенному Г.А. Федорову-Давыдову.

Герман Алексеевич, имевший с детства прекрасные способности к математике, мог идти в технические науки и сделать там немало больших открытий или же, выросший в семье специалистов по русскому искусству, имел прекрасную перспективу развития своего таланта в исследованиях именно русского искусства и археологии. Но он повернулся лицом к Востоку. Первую свою археологическую практику он прошел в составе знаменитой Хорезмской экспедиции под руководством известного этнографа и археолога С.П. Толстова, что и определило всю дальнейшую судьбу молодого исследователя. Дипломная работа, а потом и первая солидная публикация Германа Алексеевича родились на материале раскопок городища Таш-Кала в Старом Ургенче. Его первая диссертация, кандидатская, была защищена на тему "Клады золотоордынских монет", вторая, т.е. докторская - "Кочевники Восточной Европы с Х по XIV вв."

Г.А. Федоров-Давыдов успешно занимался также изучением вопросов денежного дела Руси ХIV-ХV вв., показав значение древнерусских монет в качестве важного источника по политической и социальной истории русских княжеств того времени3. В своей первой научно-популярной книге "Монеты рассказывают"4, в другой книге этой же серии под названием "Монеты - свидетели прошлого"5 он увлеченно рассказывал об античных, средневеково-европейских, византийских, арабских, сасанидских (иранских) и китайских монетах. Герман Алексеевич занимался и сарматской археологией (открытие и раскопки им богатейшего могильника в Астраханской области, выявившие поистине сенсационные находки), палеоантропологическими исследованиями и общефилософскими вопросами взаимоотношений в связи с историей Великого шелкового пути; проблемами математико-статистических методов в археологии, в разработке которых помог его врожденный математический склад ума.

Но при всем этом Г.А.Федоров-Давыдов был и остается специалистом N1 по джучидской (золотоордынской) нумизматике, по археологии золотоордынских городов и в целом Золотой Орды, словом, главным "золотоордынцем" в качестве специалиста мирового масштаба. Основная часть 260 опубликованных им научных и научно-популярных работ, среди них и 26 книг, посвящена именно истории, археологии, нумизматике и искусству Золотой Орды и кочевого мира Восточной Европы.

Такие его работы, как: "Клады джучидских монет", "Находки джучидских монет"6, в которых на основании статистического изучения колоссального числа нумизматических объектов (949 - 339 кладов и 610 находок монет; последние являются в сущности остатками кладов. Многие клады состоят из сотен и тысяч, а иные - даже из десятков тысяч монет), выявленных на огромной территории Евразии от Средней Азии и Западной Сибири до низовья Дуная, от Суздальско-Нижегородско-Казанских широт до Закавказья, порою до Северного Ирана, выделены периоды денежного обращения в Золотой Орде, соответствующие основным эпохам ее истории, хронологическими границами которых являются общегосударственные денежные реформы7; монография "Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов"8, посвященная исследованию истории материальной культуры (типологии вещей, системы датировок, каменных изваяний), а также религии, хозяйства и быта тюркоязычных кочевых племен Х-ХIV вв. Юго-Восточной Европы (печенегов, торков, половцев); монография "Общественный строй Золотой Орды"9 как исследование специфических черт кочевников европейских степей под властью джучидов, взаимоотношений городов и Степи в Золотой Орде, феодального строя Улуса Джучи, освещенные по преимуществу на материалах письменных источников, среди которых особое значение имеет тарханные ярлыки - в этой работе впервые в науке детально освещаются проблема улусной системы Золотой Орды, вопросы взаимоотношения государственной власти с кочевой аристократией, показано сходство, часто идентичность государственного управления и всей общественной системы Золотой Орды с таковыми последующих татарских ханств; красиво оформленная и прекрасно изданная полиграфически большеформатная книга "Искусство кочевников и Золотой Орды"10, где показаны генезис и развитие знаменитого "звериного стиля" сибиро-алтайских скифов I тысячелетия до н.э., орнаментальное изобразительное искусство раннесредневековых кочевников, монументальная скульптура тюрков (населения Великого Тюркского каганата и Дешт-и-Кипчак), наконец, искусство золотоордынских городов - вот эти замечательные труды еще при жизни их автора стали классическими, поистине настольными книгами исследователей истории и культуры Золотой Орды, всего средневекового тюркоязычного мира евразийских степей.

С уверенностью можно сказать, что такой же настольной станет одна из последних работ Г.А.Федорова-Давыдова - "Золотоордынские города Поволжья" в двух книгах, первая из которых была опубликована при жизни автора11, вторая появилась буквально недавно. В предисловии к первой книге, несомненно ценного историко-археологического исследования, касаясь вопроса отношения к Золотой Орде в советской исторической науке, Герман Алексеевич писал, что на сессии Отделения истории и философии АН СССР 1946 г., посвященной этногенезу татарского народа, "замалчивался золотоордынский период, делался упор на болгарский домонгольский компонент в сложении татарского этноса в Среднем Поволжье. Только М.Н. Тихомиров нашел в себе смелость заявить о значении Золотой Орды в истории татарского народа"12. Хочется особо подчеркнуть, что признание Г.А. Федоровым-Давыдовым - именитым, крупнейшим исследователем истории и культуры Улуса Джучи - золотоордынского средневековья нашего народа является для нас большой научной поддержкой.

Герман Алексеевич писал так, как принято говорить в отношении безупречно проделанных работ, что "комар носа не подточит". Однако язык его трудов - это не только официальный, строгий академичный язык. Говоря о культуре Золотой Орды, он называет ее "культурой поливных чаш и мозаичных панно на мечетях, арабских звездочетов, персидских стихов и мусульманской духовной учености, толкователей Корана и математиков-алгебраистов, изысканно тонкого орнамента и каллиграфии". Или вот: "Изнеженность чувств, тонкий аромат цветов, красота женщин воспевались на этом языке (имеется в виду литературный язык Золотой Орды под названием "поволжский тюрки". - Р.Ф.), и вместе с тем в этой литературе было много и демократических мотивов и выражений народных мыслей и мудрости"13.

Это пишет не поэт, не журналист, побывавшие на археологических раскопках, а ас археологии, к тому же казавшийся немногословным, замкнутым и строгим, но глубоко преданный своей древней и вечно молодой науке - археологии, десятилетиями живший ее полевой романтикой, влюбленный в ковыльную степь, в таинственные балбалы, в развалины монументальных сооружений средневековых городов.

Однако эта романтика давалась ему нелегко. Нетрудно представить себе, каково было ему в ежегодных экспедициях под палящим южным солнцем, годами, ежедневно в полевых условиях делать себе инсулин от коварной болезни сахарного диабета. При всем этом он не жаловался на свой недуг. Помню, один раз он как-то скупо открылся передо мной. На вопрос: "Как Вы себя чувствуете, Герман Алексеевич?", он коротко сказал о перебоях с поступлением импортного, бельгийского инсулина, а за полгода до своей кончины в письме сообщил мне, что у него уже отказывают почки.

Герман Алексеевич скончался 23 апреля 2000 г. Проводить его в последний путь было невероятно тяжело. Плакали многие, не только женщины, но и мужчины. Говорят, что смерть не бывает без сожаления: как не вовремя, рано ушел человек, оставив после себя массу начатых работ, как много полезного и хорошего он мог еще сделать, как он нужен нам сегодня... Не перечисляя всего того, чего не успел завершить Г.А.Федоров-Давыдов, хотелось бы несколькими словами коснуться судьбы одного клада джучидских монет, который можно назвать выдающимся как по своему объему (около 25 тысяч дирхемов - это самый крупный из кладов серебряных золотоордынских монет, известных науке), так и по своей значимости для мусульманской нумизматики, в целом для истории и культуры Золотой Орды. Это Каратунский клад, найденный в 1986 г. на западе Татарстана при дорожностроительных работах, который я передал Герману Алексеевичу для определения. Он очень обрадовался находке такого крупнейшего клада, более десяти лет посвятил его исследованию, хотел в будущем издать его в виде отдельной книги. Не суждено было. Но он успел определить весь клад, составил полную картотеку и сделал зарисовки значительного числа монет. Основную часть клада составляют монеты чекана Тохтамыша - в кладе содержатся почти все виды и типы дирхемов этого хана. Остальные золотоордынские монеты, обрезанные, представлены чеканкой большинства правителей Золотой Орды XIV в. от Узбека до Бик-Пулада. Имеется также несколько медных джучидских пулов. Клад содержит в себе немалое число (около 700 экземпляров) подражаний золотоордынским дирхемам. Незначительную примесь составляют монеты Иранской династии Джалаиридов и монеты Тимура. Имеется несколько монет с рязанскими надчеканками и единичные русские монеты.

Теперь весь этот ценнейшей научный материал необходимо издать с именем Г.А.Федорова-Давыдова, соавтором которого взялся быть известный нумизмат и эпиграфист Дж.Г. Мухаметшин. Глубоко уверен, что подобное издание будет замечательной памятью о великом нумизмате Германе Алексеевиче Федорове-Давыдове.

Пройдут годы, десятилетия, сменятся поколения. В науку придут новые силы, новые таланты. Но то, что сделал Г.А.Федоров-Давыдов в исторической науке, не забудется, не исчезнет никогда! Его светлый образ с нами, мы глубоко чтим его - прекрасного человека, выдающегося ученого и Учителя!

Примечания:

1 Дворниченко В.В., Егоров В.Л., Яблонский Л.Т. Памяти Германа Алексеевича Федорова-Давыдова //РА. - 2000, ї4. - С.249.
2 Фахрутдинов Р.Г. Памяти Г.А.Федорова-Давыдова //ТА. - 2000, ї1-2 (6-7). -С.225-229.
3 Федоров-Давыдов Г.А. Монеты Московской Руси. - М.: Изд-во Мос-ковск.ун-та, 1981.-222 с.; Он же. Монеты Нижегородского княжества. - М.: Изд-во Московск. ун-та, 1989. -255 с.
4 Федоров-Давыдов Г.А. Монеты рассказывают. - М.: Изд-во АН СССР, 1963.-136 с.
5 Федоров-Давыдов Г.А. Монеты - свидетели прошлого. -М.: Изд-во Мос-ковск.ун-та, 1985. -176 с.
6 Федоров-Давыдов Г.А. Клады джучидских монет //НЭ. - М.: Изд-во АН СССР, 1960. -Т.1. - С.94-192; Он же Находки джучидских монет //НЭ. -М., Изд-во АН СССР, 1963. -Т.ГУ. - С. 165-221.
7 После публикации вышеназванных сводов количество джучидских монет постепенно росло и они нашли публикацию в ряде работ Г.А.Федорова-Давыдова и других нумизматов. Однако завершить составление общего Свода всех известных золотоордынских монет помешала Герману Алексеевичу его преждевременная смерть.
8 Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. -М.: Изд-во Московск.ун-та, 1966. - 274 с.
9 Федоров-Давыдов Г.А. Общественный строй Золотой Орды. - М.: Изд-во Московск. ун-та, 1973. -180 с.
10 Федоров-Давыдов Г.А. Искусство кочевников и Золотой Орды. - М:Изд-во "Искусство", 1976. - 227 с.
11 Федоров-Давыдов Г.А. Золотоордынские города Поволжья. - М.: Изд-во Московск. ун-та, 1994. -228 с.
12 Там же.- С.З.
13 Федоров-Давыдов Г.А. Искусство кочевников... -С.118.

© 1995-2011 Казанский федеральный университет