План мероприятий

Документы

Выступления

Благодарственные письма

Контакты

 

Биография

Публикации

Фотоальбом

 













 

Интервью ректора КФУ И.Р.Гафурова
для журнала «Деловой квартал - Казань»

- Есть ли существенное различие между практикой государственного управления и руководством научно-образовательной структурой?

Это всё равно, что спросить, как лучше перевозить грузы - на автомобиле, самолетом или же водным путём. У каждого из этих способов свои преимущества. Так и здесь. Системы менеджмента на государственной службе и в вузе строятся на одних и тех же основаниях, если они и различаются, то лишь теми правилами взаимоотношений, которые приняты в различных сферах деятельности. Эти правила могут быть жёстко регламентированы, либо более демократичными, а чаще всего речь идёт, так сказать, о пропорциях двух этих начал, то есть о смешанной системе. Взять университет. Ректор, проректоры, директора институтов назначаются, заведующие кафедрами, деканы и профессора избираются, - как видите, сегодня всё же преобладает вертикаль власти. Не думаю, что так будет всегда, скорее, это вынужденная мера. Ректоры федеральных университетов стали назначаться, поскольку возникла острая потребность создать в этих мощных научно-образовательных комплексах центры персональной ответственности. Уверен, когда университеты федерального уровня по-настоящему встанут на ноги, будут стабильно развиваться, оснований для такой мобилизации уже не будет. И тогда должность ректора снова может стать выборной. В этой должности нахожу для себя массу плюсов: общаюсь с очень интересными людьми, каждый из которых - профессионал высокой пробы. И потом, меня вдохновляет масштабность решаемых задач - полновесно реализовать потенциал университета, ну, и посмотреть, на что я сам способен.

- Вам не кажется, Ильшат Рафкатович, что формирование федерального университета происходит всё же недостаточно быстро?

Университет, как и система образования в целом, по своей природе структуры инерционные. Поэтому в ряде случаев мы действуем не так быстро, как хотелось бы. В университете нельзя в один день что-то кардинально изменить, можно только постепенно модернизировать. Приходит на ум одно сравнение. Когда Советский Союз развалился на части, наша страна, сказал бы так, пошла вразнос, какие-то структуры оказались в хаотическом состоянии, последствия чего ощущаются до сих пор. То же самое может произойти и в системе образования, если следовать такой логике: все тут у нас плохо, давайте сломаем и построим заново. А получится, как всегда: сломать-то сломаем, а новое не создадим.

- Какие средства КФУ получает из бюджета, и сколько зарабатывает сам?

Из средств федерального бюджета Казанский университет в 2011-м году получит 3,1 миллиарда рублей, из них один миллиард выделяется в соответствии с Программой развития КФУ, под которой стоит подпись Председателя Правительства Российской Федерации В.В. Путина. В целом до 2015 года планируется поступление 5 миллиардов рублей из средств федерального бюджета в виде целевого финансирования данной программы, то есть по миллиарду в год.

Кроме того, мы выиграли три гранта в рамках постановления Правительства РФ № 218, которое предусматривает кооперацию промышленных предприятий с вузами. Это совместные проекты по созданию высокотехнологичного производства с компаниями "ТНГ-Групп", "Нижнекамскнефтехим" и производственным объединением "Тасма" на общую сумму более 1 млрд 150 млн рублей, где доля университета составляет более 570 млн рублей. Программа рассчитана на три года, начиная с 2010-го, когда нами уже было получено около 200 миллионов рублей; в текущем году планируется поступление субсидии в размере более 160 миллионов рублей, а на 2012 год - оставшейся части.

Дополнительно за счет платных образовательных услуг, хоздоговоров и грантов планируется привлечь ещё около 800 млн рублей.

Что касается присоединённых вузов, то в них продолжается процесс формирования бюджета. Пока мы ещё не получили план приёма на этот год. Понятно, если количество бюджетных мест увеличится, то и инвестиции возрастут.

- Каково соотношение бюджетной и внебюджетной составляющих финансирования КФУ?

По итогам 2010 года это соотношение примерно складывается в пропорции 50 на 50, что очень даже неплохо, поскольку считается нормальным и для успешных зарубежных университетов. Бюджетная составляющая - это всегда деньги, которые государство даёт для решения поставленных им же задач: подготовка специалистов, научно-практические исследования, год от года объём этих финансовых вложений практически не изменяется. А вот всё остальное, то, что идёт на развитие, изменению как раз подлежит, но там свои ограничения. Например, ежегодный миллиард рублей, предусмотренный Программой развития, не может пойти на текущее содержание университета, там ни копейки не предусмотрено на заработную плату или же ремонтные работы, - на эти нужды в ход пойдут внебюджетные средства, которые мы распределяем сами. Выделенные под Программу деньги могут быть направлены только на модернизацию приборно-лабораторной базы, создание новых образовательных программ, а также развитие информационной инфраструктуры.

- Один из выигранных университетом грантов предусматривает создание малых инновационных компаний при университете. Сколько их будет?

В заявке на грант мы указали, что создадим 35 малых инновационных предприятий в течение трёх лет. Сегодня уже создано 17 компаний, и это число будет неуклонно увеличиваться. Но насколько они окажутся жизнеспособными - вопрос пока открытый. Объём инвестиций, содействующих развитию созданных компаний, небольшой - около 20 миллионов рублей, но он будет расти. Всего предполагается за эти три года вложить 111, 5 миллионов рублей из бюджета РФ и 27, 8 миллионов рублей - из бюджета РТ. Это реальное начало работы по созданию инновационного пояса вокруг университета.

- Как будет организована работа в новых компаниях?

Думаю, это будут постоянно действующие лаборатории, часть из которых разместится на самих предприятиях-партнерах, а часть - на площадях нашего вуза. Участие университета в создании малых инновационных предприятий выражается, прежде всего, в том, что он предоставляет им свой интеллектуальный продукт, соответственно, задача предприятий - реализовать эти разработки. Доля КФУ в этих предприятиях составляет 34 %, остальное - доля учёных, инженеров. Всё это - возможность дополнительного заработка для наших сотрудников и рабочие места для выпускников. Тем более, как я обычно говорю, питомцы наши зарабатывают здесь не на разгрузке вагонов, а на знаниях, которые получили в стенах университета и реализовали в своих проектах.

- Вы говорили, что в ходе реорганизации университета будет создан институт фундаментальной медицины. Когда это произойдет? Готов ли КФУ к конкуренции на этой площадке с Казанским медицинским университетом?

В 2011 году мы создадим ряд специализированных лабораторий, но пока обойдёмся без набора студентов. Думаю, приём начнётся в 2012 году, когда мы получим лицензию на этот вид деятельности. Главное - определить свою нишу. Понятно, мы не собираемся дублировать деятельность медицинского университета, но где-то однозначно будем пересекаться. Институт фундаментальной медицины будет заниматься, главным образом, проблемами онкологических, сердечнососудистых заболеваний, а также заболеваний, связанных с работой мозга. Я это говорю, исходя из результатов переговоров, которые мы провели с партнерами, в первую очередь, - зарубежными. Мы будем обмениваться специалистами, проводить стажировки за рубежом, осуществлять совместные научные проекты.

В целом, процесс формирования, как я его называю, "большого" федерального университета, в основном, завершится в ближайшие полгода. Нашими точками роста станут био-, нано- и космические технологии, а также взаимодействие с реальным сектором экономики. Надо восстанавливать почти утраченную в девяностые годы связь с предприятиями, но для этого университет должен знать, какие проблемы являются для промышленности основными, ориентируя на это свою деятельность. Сегодня КФУ работает с ОАО "Татнефть", ОАО "Нижнекамскнефтехим", ОЭЗ "Алабуга", ООО "ТНГ-групп", ООО НПП "Тасма", рядом банков, рассчитывая на помощь российских госкорпораций в привлечении заказов, их объемы разные: от 500 - 600 тысяч рублей до сотен миллионов.

- Вы не раз отмечали, что первоочередная задача КФУ - стать востребованным вузом в нашей стране. Какие здесь критерии?

Речь идёт о востребованности наших выпускников со стороны реального сектора экономики. Мы давно сотрудничаем с предприятиями нашей республики, а в последние годы налаживаем отношения и с госкорпорациями. Сегодня немало государственных программ, но университет задействован в их разработке явно недостаточно, а ведь это - очень важный показатель. Другая наша основная задача - выпускать высококвалифицированных и конкурентоспособных специалистов, вооруженных самыми современными знаниями и компетенциями, чтобы бизнес становился за ними в очередь.

- Кто-то в ней уже стоит?

Пока таких немного. К сожалению, по ряду специальностей вообще никого нет. Но здесь не только наша вина. Многие предприятия в регионе сами ещё не достигли должного уровня конкурентоспособности, нельзя давать первобытному человеку сотовый телефон - он им орехи будет колоть. Поэтому когда нас критикуют, что мы выпускаем плохих специалистов, я всегда прошу сформулировать критерии. С теми же ICL-КПО ВС и "АК БАРС" Банком мы сотрудничаем в переподготовке специалистов. Эти организации дают конкретные поручения, поскольку представляют, для каких направлений и с какими компетенциями им нужны сотрудники. Аналогичным способом мы работаем с аппаратом Президента Татарстана. Кроме того, КФУ совместно со Сбербанком создадут единый для Приволжского федерального округа корпоративный университет.

Надо хорошо представлять, что подготовка конкурентоспособных специалистов сегодня решительно невозможна без тесных связей университета, его подразделений, как с реальным сектором экономики, так и с социальными структурами. Какое тут действует общее правило? И для компаний, и для учреждений сотрудничество с КФУ должно быть выгодным, а для этого мы должны мотивировать их на решение общих с университетом задач. При таком подходе и мы получим достаточно средств для реализации новых направлений деятельности, и они в нашем лице будут иметь партнёров для освоения новых технологий, - промышленных и социальных.

- Значит, фундаментальное базовое образование отойдёт на второй план?

Конечно же нет. Речь идет о том, что при сохранении фундаментальной составляющей мы должны сделать так, чтобы выпускники могли быстро перестраиваться под задачи и возможности конкретного предприятия. Большая разница между нашими студентами и западными в том, что наши записывают лекции и нацелены на фундаментальные знания, и этим дело, в основном, ограничивается. Когда смотришь на лица зарубежных студентов, видишь, что их интерес проявляется только в тех случаях, когда эти знания носят прикладной характер. Тем не менее, мы учим студентов не только действовать, но и мыслить. Поэтому выпускники КФУ обладают большей конкурентоспособностью, чем выпускники многих других вузов....

- Вы часто ставите в пример Стэнфордский университет. Не в том ли причина его очень успешной деятельности, что он широко использует частные инвестиции?

В каждой стране своя система поддержки образования и науки, но дело не только в частных грантах, весьма эффективна и та мотивация, которую создаёт само государство. Например, что касается Стэнфорда, то он, с одной стороны, имеет колоссальные преференции, с другой - и заинтересованность бизнеса налицо, поскольку суммы инвестиций в университеты идут за счет налоговых вычетов. Если бы в нашей стране государство заявило бизнесу: всё, что вы вкладываете в высшие учебные заведения, пойдёт в счёт налоговых вычетов, то это обернулось бы огромными инвестициями в образование.

Поэтому, пока бизнес не торопится инвестировать в наши вузы, мы, изучая их проблемы, сами идём к ним с предложениями по оказанию содействия их основной деятельности. Причем, когда не хватает наших компетенций, привлекаем наших партнеров как с институтов РАН так и наших зарубежных партнеров.

Большое спасибо, Ильшат Рафкатович, за интересную беседу.

 

© 1995-2012 Казанский федеральный университет