Содержание сборника

ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ КОНОВАЛОВ И "ЗОЛОТОЙ ВЕК" РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

А. Н. Пашкуров
(Казань)

Взглянуть на мир глазами Пушкина - одновременно в мудрости и простоте - редкий и очень дорогой талант. Для настоящего ученого это означает не только зов идти туда, "куда влечет тебя свободный ум...", но и чуткий опыт видеть живую меняющуюся панораму литературы и науки о ней, умение "обнять вдруг и в полной картине" многое и очень многое...

Для Валерия Николаевича таким "магическим кристаллом" во многом был "золотой" XIX век и, конечно же, сердце его - Пушкин.

Но как Пушкину даровано было Богом вместить в свое творческое Бытие "наше все" - так и в исследованиях, лекциях, размышлениях Валерия Николаевича разворачивалась из этого "солнцестремительного" центра богатейшая и интереснейшая перспектива. То явно, то незримо присутствовала "мысль о Пушкине" в лекциях Валерия Николаевича не только по истории русской литературы первой половины XIX века, но и по истории русской литературной критики, к монографическим общим дисциплинам присоединялись уникальные увлекательные авторские спецкурсы для студентов-литераторов по исторической прозе и драматургии XIX века и литературно-философской критике "серебряного века".

Пушкин представал старшим и младшим друзьям Валерия Николаевича - коллегам и студентам - то в уникальной "критической монографии" из цикла статей В.Г.Белинского ("Сочинения Александра Пушкина"), то в подчас парадоксальной, но все равно горячо "жаждущей" Пушкина и верующей в него эссеистике символистов.

Органично добавляли свои тоны культурология, философия, этика - так Валерий Николаевич и его ученики вышли уже в 90-е годы к актуальнейшей проблеме "Пушкинского мифа", так сам Валерий Николаевич все силы вложил в подготовку одной из первых международных конференций к 200-летнему юбилею писателя - "А.С.Пушкин и взаимодействие национальных литератур и языков" (1998).

"Пушкинский взгляд" помогал Валерию Николаевичу и все XIX столетие видеть в вечно живом его развитии в культуре. Не случайно, только еще открывая студентам богатейший курс истории русской словесности первой трети XIX века, Валерий Николаевич старался снова и снова вместе с молодыми своими учениками-коллегами понять, как многомерно само понятие "золотого века", ибо подразумевает не просто "плеяду блистательных имен, составляющих золотой фонд как русской, так и мировой культуры и литературы, но и:

  • во-вторых, есть своеобразный эталон, идеал русской культуры, глубокий символ национальной самобытности, живая система ключевых образов и мотивов, связанная с определяющим национальный менталитет гуманистическим и просветительским пафосом;
  • в-третьих: "золотой век" русской литературы - своеобразный миф национальной культуры и литературы, с которым каждое последующее поколение соотносит свое время, его этические и эстетические ценности;
  • наконец, в-четвертых, русская литература XIX века - своеобразный универсальный цикл, в основе которого - личность и творчество А.С.Пушкина, завершается же этот цикл творчеством А.П.Чехова, с тем чтобы в конец XIX - начале XX вв. дать начало новому циклу, открыть миф "серебряного века".

И Золотой Век открывал снова и снова золотые врата в свое Очарованное Там...

Вот лишь некоторые "портреты словом" в замечательных лекциях Валерия Николаевича:

а) В.А.Жуковский - "Он по праву считается "отцом" русского романтизма. Идеал для Поэта - и недостижимая мечта, трагическая несовместимость с действительностью, но и способность к особому духовному озарению, когда человек переживает Идеал как внутреннее духовное озарение...";

б) М.Ю.Лермонтов - "В полной мере можно отнести к этому человеку так часто встречающееся в его произведениях понятие "странный человек"... И современники, и исследователи последующих времен, почти все они отмечали какую-то "магнетическую силу" в Лермонтове. В чем же загадка этого писателя, в литературе фактически прожившего только 5 лет?.. Жизнь Лермонтова во многом отвечала определенному театральному (книжному) канону - напоминала жизнь романтического героя (офицер-изгнанник, "сын Кавказа", дуэлист, человек, постоянно конфликтующий со светским обществом...). Универсальная идея Космизма, пропущенная через душу героя, выходит на главные мотивы - абсолютное одиночество, непонимание окружающими, ощущение близкой смерти...";

в) Н.В.Гоголь: "Гоголь страстно веровал в Слово, хотел им преобразовать человека и мир. Во многом он сам пал жертвой этого стремления... Трагическое осознание несовершенства Бытия и драматический накал роднят его в этом плане с Лермонтовым... и все же остается трепетная вера, что "каждый человек рожден для великого и святого, и Русь - знаменитая "птица-тройка" - продолжает свой особый путь... Превыше всего в людях Гоголь ценил дар иметь свое Слово...".

г) В.Г.Белинский: "Отобразить Идею, убежден был критик, способен лишь человек, умеющий подняться над единичным и воплотить свое чувство мира в художественный образ, вернуть эту "идею в образе" всем людям. Прежде всего это отражается через "национальную психею" - дух народа. Чтобы Поэт мог выполнить свое назначение, нужно, чтобы он был частью своего народа...".

Поиск нового, "гений вдохновенья" сразу же шли живыми нитями к студентам - так появлялись предлагаемые Валерием Николаевичем темы курсовых и дипломных работ, за каждой из которых - своя маленькая Вселенная предстоящих открытий:

  1. Образ Дома в творчестве А.С.Пушкина;
  2. Диалог в творчестве В.Ф.Одоевского;
  3. Ритуал гостевания в повестях Гоголя как отражение оппозиции "Дом-Гость";
  4. Пугачевское восстание в исторической прозе второй половины XIX века ("Пугачевцы" Салиаса, "Черный год" Данилевского и "Охонины брови" Мамина-Сибиряка).

И снова - возвращение к святим Пушкинским истокам, когда в своих суждениях о нем рядом оказывались люди подчас разных времен и убеждений:

а) Белинский: "Критик исходит из того, что Пушкин начинает собою новую русскую литературу, "...как прежняя литература объясняет Пушкина, так Пушкин объясняет всю последовавшую за ним литературу...";

б) "М.Гершензон в своей книге "Мудрость Пушкина" исходит из того, что есть два типа Бытия - Полнота и Ущербность. В первом случае человек возвышается до такого состояния Духа, когда поднимается выше прозы бытия, выше мелочей и повседневности. Идеал Полноты - Покой. У Пушкина его воплощает Моцарт - "гуляка праздный", который чужд зависти, живет музыкой, искусством... Такою же внутренней гармонией поражает нас Татьяна Ларина в последних сценах знаменитого романа в стихах...".

Как исподволь складывался талант Пушкина-историка на плодотворной почве литературы предшественников, так, уже в ретроспекции, возвращал Валерий Николаевич нас к Пушкину и своим спецкурсом "Историческая проза и драматургия XIX века". "Исторический романист должен считаться с фактами, знать время - и в то же время исторические факты для писателя - те "кирпичики", из которых он "складывает" свое знание, творит свою историю. "Задача историка - сказать, что было, задача поэта - показать, как было..." - писал Белинский. Наряду с историческими произведениями, где главными становятся колорит эпохи, историческое время - познавательная "история в картинах", огромную роль играют и те произведения, в которых главной задачей становятся осмысление, интерпретация исторического прошлого. В таком ключе "тему Петра" целостно отразил в своем творчестве Пушкин. Например, его "Арап Петра Великого" - своеобразное ядро основных концепций эпохи Петра Первого, которые прошли затем через всю прозу XIX века...".

"Критика есть сознание философское...". Она и тут оказывалась верной музой Ученого. Именно к "золотому веку" отечественной культуры и литературы обратило оно, это сознание, внимание научной и вузовской общественности, когда еще в 1984 году в Москве увидела свет хрестоматия критических материалов по русской литературе XIX века, составителем которой, в соавторстве с В.Н.Азбукиным, был В.Н.Коновалов. Своеобразным подведением итогов стала и статья Валерия Николаевича "Пушкин-критик" в монографии-сборнике "Литературно-критическая деятельность русских писателей".

В 1993 году при деятельнейшем главенствующем участии Валерия Николаевича Коновалова как заведующего кафедрой русской и зарубежной литературы проходит в стенах Казанского университета международная конференция "Г.Р.Державин: личность, творчество, современное восприятие". Тот же "пафос" (любимое выражение любимого Валерием Николаевиче Белинского!) - пафос постичь феномен Пушкина и последующей русской словесности от истоков подвигнул школу В.Н.Коновалова к плодотворному сотрудничеству со швейцарской школой проф.Р.Фигута, итогом чему стала обстоятельная антология "Возвышенное в русской литературе" (1994) - на материале от XVIII до начала XX столетия.

Наконец, как ни горько и больно, - последний аккорд - международная пушкинская конференция 1998 года - и слова подготовленной Валерием Николаевичем проблемной статьи, прозвучавшие как светлое мудрое завещание: "... остается главное, что делает поэта особым явлением русской жизни: ощущение живой связи его творчества с жизнью новых поколений, "лелеющая душу гуманность", сознание того, что Пушкин - своеобразный гарант духовного и физического единства русского народа".

© 1995-2003 Казанский Государственный Университет