Содержание сборника

ОТРИЦАНИЕ КАК СУЩНОСТЬ РУССКОГО ОБЩЕСТВА И РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ОЧЕРКЕ Н.Н.БУЛИЧА "ЛИТЕРАТУРА И ОБЩЕСТВО В РОССИИ В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ"

М. М. Сидорова
(Казань)

В 1865 году в традиционно отмечавшуюся годовщину основания Казанского университета в его стенах прозвучала острая, полемичная, впечатляющая по глубине формулировок и выводов речь "Литература и общество в России в последнее время", опубликованная затем в "Ученых записках Казанского университета". С ней в новом для себя амплуа литературного критика выступил историк литературы, профессор русской словесности Казанского университета Николай Никитич Булич.

Специалист по истории русской литературы XVIII и первой половины XIX века выбрал на этот раз для академической беседы содержание, которое, по его мнению, должно заинтересовать всякого, кто привык думать над жизнью. Он обратился к проблемам современной ему литературы с намерением "сделать общий очерк ... последнего периода нашей духовной жизни". Речь Булича содержала в себе все признаки литературно-критического выступления: обращение к современным литературным произведениям - их осмысление и оценка, ярко выраженное публицистическое начало, анализ литературных явлений в контексте общественной и культурной жизни.

Однако разговор о современной русской литературе, поводом для которого послужил роман Тургенева "Отцы и дети", перерос у Булича в размышления о сущности русской литературы и путях ее развития, особенностях русского менталитета и русской жизни вообще. Анализируя закономерности литературного процесса, ученый обозначил и даже попытался решить проблемы, остроту и актуальность которых не сгладили последние полтора столетия нашей жизни и литературы.

Булич увидел исторически мотивированную закономерность в преобладании сатиры и критического направления в русской литературе, начиная с произведений известного проповедника Феофана Прокоповича и первого сатирика Кантемира и заканчивая современными журнальными публикациями. Именно с Петровского времени, по мнению ученого, начинается в отечественной литературе длинный ряд обличений, сатирических выходок, отрицательных литературных типов. Знаменательно, что всякий литературный талант в России несет в себе непременно сатиру, негодование, отрицание или, по крайней мере, насмешку.

В адрес сатиры звучит целый ряд упреков: "...преобладание в нашей литературе сатирического направления, почти исключительного, было вредно для российского общества...", "...насмешкою так легко отделаться, и всякому кажется, что за ироническою улыбкою губ скрывается пропасть ума...", "...не сатира сломала старые условия быта, а скорее административная власть".

Сатирическое восприятие и осмысление жизни, как господствующую тенденцию всей русской литературы, Булич связывает с характером и содержанием образования в России. Заметим, что мысль о связи литературы с жизнью общества и, в первую очередь, с уровнем образования в нем является концептуальной для мировоззрения ученого. Содержание литературы, ее развитие и история, по глубокому убеждению Булича, определяются наукой и развитой знанием мыслью. Особенность же русской литературы состоит в том, что ее направление всегда определялось мыслью, не выросшей на родной почве, а пришедшей со стороны и со стороны лучшей. "Воспитавшись не дома и воротившись домой, она невольно должна была возмущаться окружавшими ее явлениями, не удовлетворяющими ее более высокой, идеальной норме", - образно формулирует свою мысль Булич и доказывает ее фактами истории. Христианская мысль, явившаяся из Византии, стала обличительницей темного языческого быта. В начале XVIII века осуждению было подвергнуто все предыдущее восьмивековое существование России. Так чужая мысль встала над жизнью, сделалась ее судьей и жаркой обличительницей. "Все хорошее приходило с Запада, все свое считалось дурным и порочным",- произносит свой приговор ученый, высказанный как будто сегодня.

Булич, стремившийся в своих исследованиях к широким философским обобщениям, задается сакральным вопросом - какую роль играет сатира в нравственном совершенствовании человека? В попытке решить его он оглядывается на мировую историю в ее переломные моменты и показывает, что сатира является признаком не жизни и силы, а смерти и разрушения. (Знаменитая комедия Аристофана возникла в афинском обществе, когда рушились все основания прежней государственной и общественной нравственности. Римская сатира появилась в самый развратный и печальный период императорского Рима. Дон-Кихот, эта глубокая сатира на когда-то славное европейское рыцарство, писался тогда, когда последнее умирало и перерождалось в дикие и смешные явления. Комедия Бомарше поднялась накануне французской революции; в ее остроумных выходках видились последние, смертельные удары французскому обществу XVIII века).

Это сатирическое направление, в котором присутствуют только старческая немощь и бессилие, не дающее обществу никакого будущего, никаких идеалов стало преобладающем именно в русской литературе. При этом в критике и литературоведении сделалось общим местом поклоняться сатире, видеть в ней гражданские доблести, приписывать ей участие в историческом развитии общества. "Однако сколько поколений смеялось над типами Фонвизина, Грибоедова, Гоголя, а вглядевшись пристальнее, мы снова увидим старых знакомых вокруг нас", - пишет Булич.

Более того, насмешка сделалась атмосферой общественной жизни в России. Она стала легким, подвижным и блестящим орудием, так легко давала славу насмешнику. "Мы смеялись над всем, над чужим и своим и особенно в том случае, когда не понимали смысла явлений".

Сатира и отрицание, по мнению Булича, хотя и способны обозначить недостатки общественной жизни, не в силах, однако, дать положительный результат, так как не содержат в себе позитивных идей и направлений развития, не имеют четких идеалов, вопреки поискам "увлеченной критики". Поэтому, насмешка, сатирическое осмеяние, а в итоге - отрицание, чрезвычайно вредны для русского общества, - считает Булич. Они подрывали и подрывают всякие порывы молодости, всякое стремление к идеалам; они отнимают у людей возможность делать общественное дело и принимать в нем участие; всякий боится насмешки, всякий прячется в угол. Под влиянием этого отрицания развивается неверие в свои силы, неверие в окружающую жизнь, столь пагубные для общества.

Приходится констатировать, считает ученый, что русская литература с поразительной настойчивостью остается верной своему критическому направлению. События середины 50-х годов, связанные с Крымской войной и вызвавшие оживление в литературе возникновением понятия о гласности, не изменили положение дел, а только усугубили свое прежнее дело - обличение. Это проявилось в деятельности новых журналов, содержанием которых от повести и стихотворения до статьи научного содержания и губернских корреспонденций было одно и то же - обличение русской жизни.

Даже последнее достижение известного русского романиста (так говорит Булич о Тургеневе, не называя имени писателя), выставляет на суд читателей еще один тип отрицателя, ставит его в антагонизм с поколением отживающим, отцами. Писатель не осознает, что отрицатели были дети своих отцов и свое отрицание получили от них же в наследство.

Булич поднимается до смелых обобщений и упрекает русское общество, привыкшее к отрицанию, в отсутствии святынь, в полной апатии, сделавшейся наследственным пороком и переходящей из рода в род, от одного поколения к другому. Русское общество не объединяют ни интересы политические, ни общественные и гражданские, ни интересы науки. Наука и образование до сих пор интересовали его только льготами и преимуществами, которые давали они на службе.

Между тем, именно в науке и образовании видит Булич выход из сложившейся ситуации. " Слова бессильны в борьбе с жизнью, но есть могущество, которое одно только, давая реальное содержание нашей жизни, литературе, мысли, может действительно расшевелить общество, создать его энергию и дать силу бессодержательному, но благородному увлечению в борьбе его с жизнью. Это могущество - наука и знание...Этого знания недостает обществу - вот причина той болезненной умственной апатии, которой страдает наша жизнь".

Как преподаватель университета и страстный пропагандист университетского образования, Булич несколько раз подчеркивает значение этого образования, важность разумной живой связи университетов с обществом, необходимость внедрения в практическую жизнь научных знаний. Только в этом он видит залог положительных преобразований в русском обществе.

История нашей страны показывает, что многие способы улучшения жизни общества, включая реформы и революции, не дали идеального положительного результата. Серьезные перемены в нем возможны только на фундаменте подлинного образования и просвещения. Таким образом, проблемы, которые были обозначены казанским профессором в его публичном выступлении в годовом собрании Казанского университета, вызванные размышлениями о современной ему литературе, не менее актуальны в настоящее время.

© 1995-2003 Казанский Государственный Университет