Содержание сборника

ТРИ ВЕКА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ

В. В. Прозоров
(Саратов)

Литературно-критические тексты в многоголосой своей совокупности помогают осмыслять и оформлять литературную жизнь эпохи и нации. Одновременно сама литературная критика была и остаётся суверенным объектом специального исследовательского внимания. По точному заключению Ролана Барта, литературная критика "занимает промежуточное положение между наукой и чтением". И этот маргинальный статус - пристрастное интуитивно-интеллектуальное "просвечивание"-прочтение словесно-художественного текста, обусловленное волнениями, соблазнами, сомнениями, связующими словесность с пёстрой реальностью, - вызывает повышенный интерес к истории разножанровой литературно-критической продукции.

Многократно предпринимались, как известно, инициативы по созданию сводных историй отечественной литературной критики, насчитывающей уже без малого три столетия. Задачу эту решали и сами критики XIX - ХХ веков, и несколько поколений литературоведов прошедшего столетия. Здесь есть свои бесспорные завоевания и свои потери, но факт остаётся фактом: самостоятельный курс истории русской литературной критики давно уже и с полным на то правом, органично прописан в системе университетской филологической подготовки студентов разных специальностей и специализаций. Исследования по истории русской литературной критики трёх веков (вспомним капитальные труды Е.И.Покусаева и Б.Ф.Егорова, В.Г.Березиной и Т.И.Усакиной, А.А.Жук и Г.Н.Антоновой, В.Н.Коновалова и М.В.Теплинского, М.Г.Зельдовича и Р.П.Шагиняна и мн. др.), большой опыт преподавательской работы, накопленный учеными-педагогами российских университетов, многолетние собственные учебно-научные занятия позволили авторскому коллективу кафедры общего литературоведения и журналистики Саратовского университета им. Н.Г.Чернышевского предложить издательству "Высшая школа" свою, принципиально новую версию учебника.

К чему мы стремились, работая над учебником?

Мы убеждены, что главная задача современного вузовского учебника - развитие культуры гуманитарного мышления, творческой культуры, представляющей каждому, кто умело и вдумчиво овладевает её языком, вероятность и возможность заинтересованного и свободного профессионального общения. Наша цель заключалась не столько в трансляции необозримого, всё разрастающегося, более или менее чётко организованного конкретно-исторического материала для его последовательного воспроизведения и усвоения, сколько - в первую очередь - в постепенном и надёжном введении читателя-студента в сложно-динамичную, открытую для самостоятельных наблюдений, рассуждений, выводов сферу филологических ориентаций.

"История русской литературной критики" традиционно предлагается вниманию старшекурсников. Это итоговая дисциплина в литературоведческом университетском образовании, что предопределено особой значимостью критики именно в русской литературной жизни.

Обстоятельно вникая в историю литературной критики, студенты получают и известные практические представления и навыки: опыт первичной оценки неизвестного писательского имени, нового текста, нового литературного направления и течения, владение разными способами сопоставительных разборов, умение заражать других своими предпочтениями. Независимо от конкретного места работы (школа, издательство, редакция газеты, журнала, телевидения и радио, пресс-служба, библиотека, архив, литературный музей, другие сферы культуры, управления, бизнеса, права, в которых властно востребовано слово) специалиста-филолога и журналиста всегда сопровождает обязанность квалифицированно направлять читательские интересы.

Русская литературная жизнь последних трёх столетий протекает в напряжённых идейно-эстетических диалогах и спорах. Искания и прогнозы разных по своим убеждениям литературных критиков позволяют полнее и внятнее выявить природу историко-литературного процесса в России. Судьба русской литературной критики неразрывно связана с драматически сложной историей отечественной культуры и социально-политического бытия страны.

В России, начиная с 1830-40-х годов, история критики тесно увязана с историей и теорией журналистики: литературная критика - почти обязательная составная часть (отдел, рубрика) литературно-общественных журналов, позднее газет, а со второй половины ХХ века - программ радио- и телепередач; в последнее десятилетие мы вправе говорить о сетевых версиях литературно-критического бытия. Литературная критика с разной мерой интенсивности влияет на общее интеллектуальное направление в работе регулярных печатных изданий, электронных средств массовой информации, существенно воздействует на структуру и контекст периодики.

В последние годы наряду с новыми формами суверенного существования литературной критики набирает общественный вес и вызывает пристрастный публичный интерес критика текущей журналистики, критика, направленная на осмысление текстов современных печатных и электронных средств массовой информации и коммуникации. Критика журналистского творчества, обращенная на эстетические и нравственные достоинства и недостатки в произведениях СМИ, на профессиональные особенности журналистов, на их этические позиции, политико-экономические взгляды, гуманитарно-правовые убеждения и т.д., в нынешних переворотившихся социокультурных обстоятельствах отчасти берет на себя исполнение прежних, традиционных для России общественных обязанностей критики литературной.

Предлагаемый нами учебник - это книга-ориентир, разносоставная по своей структуре. Первая её часть целиком посвящена очеркам истории русской литературной критики XVIII - XIX - ХХ веков. Во введении мы уговариваемся о самом предмете изучения, определяем его границы, принципы периодизации, специальное назначение в духовной жизни человеческого сообщества.

В первой части учебника содержатся последовательные, открытые и ёмкие, обобщённые (обзорные) характеристики каждой исторически значимой эпохи, каждого большого и, с нашей точки зрения, принципиального периода истории русской литературной критики, краткие (порой по необходимости кратчайшие) очерки деятельности авторитетнейших литературных критиков России. Здесь нет, разумеется, всеохватной полноты изложения материала, присущей многотомным академическим историям литературы и критики. Но всякий раз, по каждому действительно значимому историко-критическому поводу мы предлагаем читателю справочно-библиографические ключи к дальнейшему углублённому знакомству с источниками и с их интерпретациями.

Вот почему вся вторая часть учебника состоит из справочно-эвристических материалов. Неотъемлемой составной частью нашей книги стали контрольные вопросы, разнообразные поисковые и аналитические задания для самопроверки, для развития научно-творческой инициативы студента, для его самостоятельной работы, объединённые общим заглавием "Задачник". Специального внимания заслуживают особенности художественно-аналитического мастерства литературных критиков, жанровое многообразие критических выступлений, их композиция и стиль, способы ведения полемики, приёмы цитирования, использования "чужого слова". Впервые эти вопросы были основательно освещены в книге Б.Ф.Егорова "О мастерстве литературной критики" (1980). Многие из заданий, включённых во вторую часть нашего учебника, предполагают непременное знакомство с этой книгой известного ученого-филолога и историка.

В заключении читатель найдёт рекомендательную библиографию наиболее авторитетных изданий литературно-критических текстов, важнейших исследовательских и учебно-просветительских работ по истории русской литературной критики (включая и существующие учебники, справочно-энциклопедические издания по истории литературной критики, выпущенные в последние десятилетия).

Наш учебник по преимуществу представляет собой курс истории русской профессиональной литературной критики.

Учебный курс истории литературной критики ставит перед собой задачу - понять обусловленную многими эстетическими и внелитературными факторами логику самодвижения рефлектирующей мысли, пробующей проникать вглубь словесно-художественных текстов, оценивать новые поэтические произведения, дерзающей созидать и сокрушать авторские репутации, предсказывать успех или неудачу поэтических дебютов.

Каковы возможные основания для периодизации истории литературной критики?

Главный вопрос периодизации - вопрос границы, предела, рубежа. Резкость периодов и рубрик противоречит самой природе историко-культурного процесса. В наведении чёткости в сфере гуманитарных знаний есть, как известно, своя мера, превышение которой оборачивается обманчиво-утешительной ясностью.

До начала 1990-х годов изложение истории отечественной литературной критики более или менее усердно следовало ленинской схеме революционного движения в России. При этом заметно утрачивалась специфика собственно литературного дела и его осмысления в разные исторические эпохи. Теория прогресса (неуклонного восхождения от менее зрелого к более совершенному) в равной степени неприложима как к истории литературы, так и к истории литературной критики. О.Э.Мандельштам в статье 1922 года "О природе слова" предупреждал: "Литературные формы сменяются, одни формы уступают место другим. Но каждая смена, каждое приобретение сопровождаются утратой, потерей. Никакого "лучше", никакого прогресса в литературе быть не может". То же с полным основанием можно распространить и на литературную критику. Во второй половине ХХ века понятие "социальный прогресс" Н.И.Ульянов, литературный критик второй волны русской эмиграции, безоговорочно относил к числу "мёртвых слов", лишённых реального смысла.

Последовательно-хронологическое членение истории русской литературной критики на десятилетия (1830-е годы, 1840-е годы, 1860-е годы и т.д.), равно как и деление в приблизительном соответствии с основными социально-историческими эпохами не является формальным, но, напротив, даёт нам возможность корректно соотносить движение отечественной критической мысли с динамикой русской общественной жизни последних трёх веков.

История литературной критики строится по этапам смены и внутреннего развития литературно-критических направлений; при этом учитываются наиболее существенные перемены в процессе художественного самосознания, обновление критических подходов к поэтическим текстам, выдвижение на общественно-литературную авансцену новых критиков-профессионалов, развитие и смена преобладающих для данного периода литературно-критических жанров.

Важными основаниями периодизации истории литературной критики следует признать эволюцию отношения критиков к глубине и объёму литературной и общекультурной памяти, способы реакции на социально-нравственный спрос литературной современности, собственно эстетические подходы критиков к феномену словесно-художественного текста. Периодизация истории русской литературной критики органично сближается с развитием отечественной журналистики и прежде всего с судьбой так называемых толстых литературных журналов. Толстые литературные журналы - не просто постоянное место прописки русской литературной критики. Это ещё и удобная и притягательная (и для критиков, и для читателей) трибуна, кафедра, диктовавшая свои формы, условия, законы литературно-критического обращения и общения.

В любой истории, в том числе и в истории критики, важна проблема отбора фактов, отбора необходимого и достаточного материала. Периодизация - это ещё и род мозаики, исторический узор из скреплённых между собой и разных по своим очертаниям разноцветных кусков, кусочков, фрагментов прошлого. Одна из главных забот историка - создание убедительного, корректного целого. Завершённость целого постоянно будет находиться в противоречии с недосказанностью описываемого бытия. Всякая история в этом смысле будет иметь значение одного из возможных опытов. Авторы учебника не стремились к тому, чтобы "уложить" все отобранные литературно-критические факты в жёстко прочерченное русло раз и навсегда заданной периодизации. Нам важнее всего было дать представление о широко открытых и разнообразных возможностях интерпретации многообъёмного материала почти каждой эпохи в истории русской литературной критики.

И ещё одно важное уточнение. Периодизация в историческом описании может быть уподоблена членению словесного текста на части, главы, абзацы. В чём смысл такого уподобления? Трудно, будучи в ладах с объективно-историческими реалиями, представить такое описание истории русской критики первой половины XIX века, в котором творчеству Белинского был бы отведен крохотный абзац, а литературно-критическим суждениям издателя журнала "Маяк" Степана Бурачка - большой раздел. Далеко бы отстояла от истины история литературно-критических исканий того же Белинского, в которой пафос его классических выступлений демонстрировался бы на примере, положим, одной-двух самых ранних рецензий 1834-1835 годов и при этом почти полностью игнорировались бы более поздние принципиальные выступления критика. Речь о законных и естественных пропорциях.

Длина определённого текстового периода примерно равна нашему представлению о периоде историческом. Частотность и чередование больших и малых абзацев, глав, частей наглядно демонстрирует наше понимание исторического хода, замедленного или, напротив, заметно ускоренного.

В мире словесно-художественных и литературно-критических текстов (при всей их разности) периодизация - это и деление на части, и одновременно указание на их безусловную связность. История самосознания словесности - не гербарий, не собрание засушенных растений, но представление о жизни текстов, об их рождении, умирании и воскрешении. Период здесь может быть уподоблен также картинам в драме, то есть таким выделенным в тексте отрывкам, на протяжении которых состав действующих на сцене лиц остаётся неизменным, а появление новых персонажей или уход прежних знаменует новое явление.

Мы надеемся, что новый учебник станет для читателя и кратким систематическим изложением отобранного нами материала, и приглашением к открытому профессиональному диалогу.

© 1995-2003 Казанский Государственный Университет