E=mc2 Физический факультет
Казанский Университет E=mc2
      КФУ / Основные подразделения / Институт физики / Кафедра астрономии и космической геодезии / История

 Общая информация
 История
  · 200 лет казанской астрономии (исторический аспект)
· Развитие отдельных разделов астрономии в КГУ
· Перспективы казанской астрономии
 Учебная работа
 Абитуриентам
 НИР
 Сотрудники
 АОЭ
 Астроклуб
 Новости
 Поиск
 
H4

1 2 3 4 5


СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КАЗАНСКОЙ АСТРОНОМИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ


I. 200 лет казанской астрономии (исторический аспект)

     8. Штаты обсерваторий
     9. Период 1918 - 1950


     Можете ли вы представить себе, насколько ниже стояло бы человечество, если бы, живя под небом, постоянно покрытом облаками, как у Юпитера, оно никогда бы не знало звёзд.
( Анри Пуанкаре)



8. Штаты обсерваторий

     Созданная таким образом новая обсерватория нуждалась в научных работниках. В первые годы существования АОЭ, когда производилась еще организационная работа, большого штата и не требовалось. Этот штат был определен в виде астронома-наблюдателя и двух ассистентов - старшего и младшего. Для первых двух должностей из кадров городской астрономической обсерватории были выделены М. А. Грачев на должность астронома-наблюдателя и В.А. Баранов на должность ассистента. Вдвоем они и вели работу до 1907 г.. Потребность в третьем штатном работнике была сильная, но, к сожалению, подходящих лиц не было. Лишь временно, в качестве сверхштатного, занимал должность ассистент Н. П. Каменщиков, позднее профессор Ленинградского университета. Он работал с июля 1904 г. по декабрь 1905 г. Только в 1907 г. на должность младшего ассистента был принят М.Н. Ивановский. Но он тоже пробыл недолго и уже осенью 1909 г. покинул обсерваторию. Вместо него в 1910 г. на должность младшего ассистента поступает магистрант Варшавского университета Т. А. Банахевич (1882 - 1954), который в 1915 г. переходит в Юрьевскую обсерваторию сначала младшим ассистентом, а с1918 г.- директором университетской обсерватории, откуда возвращается в Польшу, где с 1919 г. и до конца своих дней (1954 г.) возглавляет обсерваторию Ягеллонского университета в Кракове.
     Главный инструмент городской обсерватории 9 – тидюймовый рефрактор в 20 –е годы был предоставлен Барановым В.А. молодым сотрудникам А.Н. Лёксину и А.Д. Дубяго. На них же была возложена служба времени: по наблюдениям на пассажном инструменте Пистора и Мартинса определялась поправка часов Кноблиха. От них к циферблату, установленному в окне обсерватории шло “точное время”, по которому казанцы сверяли часы. К сожалению, А.Н. Лексин, подававший большие надежды ещё со студенческих лет, безвременно погиб летом 1924 г. во время купанья. Его место на наблюдениях заняли Ю.А. Радциг (сотрудник обсерватории с 1924 г. по 1927 г.) и Г.Б. Агафонов, который тоже со студенческих лет (1925 – 1926 гг.) наблюдал на рефракторе и занимался предвычислением явлений в системе спутников Юпитера.
     В 1914 г. в состав сотрудников Энгельгардтовской астрономической обсерватории входит воспитанник Казанского университета А. А. Яковкин и остается в ней до 1931 г., пройдя все стадии от младшего ассистента до директора. С 1917 по 1928 гг. в Энгельгардтовской астрономической обсерватории работал также в качестве младшего, а затем старшего ассистента Константин Константинович Дубровский (1888-1956), воспитанник Петербургского университета, с 1925 по 1931 г возглавивший кафедру геодезии КУ. Позднее профессор Дубровский стал сначала заведующим кафедрой астрономии Пермского, а затем Нижегородского университетов, где создал Горьковскую широтную станцию.



9. Период 1918 - 1950 г.

     После смерти Д.И. Дубяго два его ученика М. А. Грачев и В. А. Баранов возглавили Энгельгардтовскую и городскую обсерватории. Директорство в АОЭ уже немолодого и не слишком здорового Грачева пришлось на трудные времена: революция, гражданская война, голод, разрушение моральных и хозяйственных устоев России. Но небольшая горстка сотрудников смогла уберечь здания и инструменты от разграбления и даже продолжала систематические наблюдения. Постепенно жизнь стала налаживаться. После шестилетнего перерыва вышел из печати 11 номер “Известий”, содержащий девять научных статей. На меридианном круге И. А. Дюков приступил к большой работе - наблюдению склонений звезд Нового фундаментального каталога по международной программе. В июне 1925 года М.А. Грачев, уже больным, поехал в Дрезден для эвакуации оставшегося наследства Энгельгардта. Часть вещей - картины, статуэтки он отправил на Парижскую выставку для продажи. На вырученные деньги, очень небольшие, купил книги, необходимые для Энгельгардтовской обсерватории. Домой он привез письма, альбомы, остатки библиотеки. Через несколько дней Грачев скончался от рака печени. Похоронен он у подножия кургана рядом со своим учителем Д. И. Дубяго. С могилы М. А. Грачева, увенчанной черным обелиском и начинается обсерваторский погост.
     С осени 1925 года Энгельгардтовскую обсерваторию возглавил Авенир Александрович Яковкин (1887-1974). А.А. Яковкин родился в Благовещенском заводе (бывшей Уфимской губернии) 21.5.1887 г.. В 1910 г., по окончании КУ, работал в Энгельгардтовской обсерватории и одновременно с 1916 г. преподавал на кафедре астрономии. При А.А. Яковкине в коллектив обсерватории влились выпускники КУ - Н. А. Лясс (Чудовичева ), Л. А. Смагина (Агафонова), Г. Б. Агафонов, Н. А. Чудовичев, С. В. Некрасова, И. В. Белькович. Кроме вычислений, начались постоянные наблюдения на рефракторе и на восстановленном меридианном круге, ранее пришедшем в негодность. А. А Яковкин возобновил астрофизические наблюдения, приобретя в 1929 году для астрографа Гейде 120-мм объектив фирмы Цейсс и объективную призму, что позволило фотографировать звёздные поля с целью выявления переменных звёзд и получать звёздные спектры. Эти фотоснимки положили начало стеклянной библиотеке Энгельгардтовской Обсерватории, насчитывающей к настоящему времени десятки тысяч фотопластинок. Сам А.А. Яковкин выполнил большой ряд наблюдений на гелиометре, в результате обработки которых получил уточнённые значения физической либрации Луны. Кроме исследований Луны, он занимался решением некоторых задач теоретической астрономии, спектроскопическими наблюдениями, являлся автором ряда оригинальных приборов и приспособлений для решения различных астрономических задач, в частности, механической машины для предвычисления покрытий звёзд Луною.
     В 1931г. профессор Авенир Александрович Яковкин принял в заведование кафедру геодезии КУ, а в 1937 году покинул Казань, возглавив кафедру астрономии Свердловского университета. Позднее, в 1945 г., А.А. Яковкин переехал в Киев, где сначала работал профессором Киевского университета, а в дальнейшем был директором Голосеевской обсерватории (Главной астрономической обсерватории АН Украинской ССР). После ухода Яковкина в 1931 г. АОЭ возглавил молодой и энергичный Дмитрий Яковлевич Мартынов (1906-1989). Д.Я. Мартынов родился в г. Темрюк (вблизи Керчи) 7.4.1906 г.. В 1924 г. он перевелся из Симферопольского университета в Казанский, который окончил в 1926 г.. После аспирантуры был назначен доцентом, а с 1942 г. - профессором. С 1930 г. – сотрудник, а с 1931 г. – директор АОЭ. С 1939 г. пост директора АОЭ совмещал с заведованием вновь созданной кафедры астрофизики. В 1951-1954 гг. был ректором Казанского ун-та. После отъезда из Казани в 1954 г. заведовал кафедрой астрофизики Московского ун-та, а с 1956 г. в течение 20 лет возглавлял Государственный астрономический институт им. П. К. Штернберга.
     Назначение Мартынова совпало с переводом АОЭ в научно-исследовательский институт при КУ со своим отдельным бюджетом и штатами. В АОЭ работали В. А. Крат, написавший здесь диссертацию на тему: “Проблемы равновесия тесных двойных звёзд”, за которую ВАК присудил ему, минуя кандидатскую, степень доктора наук, Б. М. Кадомский, С. Н. Корытников, А.Д. Дубяго, совмещавший работу с учёбой в университете. В 1918 г. количество студентов на кафедре не превышало 10 человек. Курс описательной астрономии им читал В.А. Баранов, практическую астрономию и геодезию – М.А. Грачёв, теоретическую астрономию – К.К. Дубровский, астрофизику – А.А. Яковкин. Начиная с 1926 г., кафедра и АОЭ включились в работы по заданиям хозяйственных организаций нашей страны. Первая экспедиция была на Северный Урал для определения географических координат пунктов (А.Д. Дубяго, К.К. Дубровский), возобновились работы по определению силы тяжести на территории нашей страны (И.А. Дюков). В 1930-1935гг. были организованы экспедиции в Кузбасс и Кулундинские степи (А.Д. Дубяго), в Среднее Поволжье (Н.П. Макаров), по Татарской АССР (Г.Б. Агафонов). Результаты этих экспедиций дали научное обоснование работам по выявлению новых нефтяных, угольных и других баз нашей страны. Теоретическое обобщение всех этих работ было сделано Барановым и Дюковым. Интересную теоретическую работу по вопросу приведения непосредственно измеряемых значений силы тяжести выполнил выпускник 1932 г. Н.П. Макаров, с 1937 г. – ассистент городской АО, с 1938 по 1941 гг. - доцент кафедры геодезии, а после войны работавший в Москве в Военно-инженерной академии.
     Огромную работу выполнил В.А. Баранов вместе с А.А. Яковкиным по организации астрономо-геодезического отделения в университете, задачей которого являлась подготовка геодезистов, необходимых для работ по картографированию и общей гравиметрической съёмке территории СССР. Оно было открыто в январе 1930 г. и существовало на правах отдельного подразделения КУ. Нужно заметить, что с 1925 по 1946 г., наряду с кафедрой астрономии существовала кафедра геодезии, с 1937 г. именовавшаяся кафедрой геодезии и гравиметрии. Ее возглавляли в разное время К.К. Дубровский (1925-1931), А.А. Яковкин (1931-1937), И.А. Дюков (1937-1941), А.Д. Дубяго (1941-1946). Кафедра астрономии с конца 30-х годов именовалась кафедрой астрометрии (заведующие В.А. Баранов /1937-1941/, И.А. Дюков /1941-1947/). Кроме того, с 1939 по 1947 гг., а затем с 1951 по 1954 гг. существовала кафедра астрофизики под руководством Д.Я. Мартынова, а с 1945 г. - кафедра теоретической астрономии под руководством А.Д. Дубяго.
     Резко возросло количество студентов. Если до 1930 г. на кафедре ежегодно подготавливались несколько человек, то в 1930 г. было принято на 1 курс 20 человек, в 1931г. - на 1 курс 30 человек и на 2 курс 30 производственников-геодезистов (хозрасчетная группа). Большую помощь в подготовке специалистов оказывали сотрудники АОЭ. В штат городской обсерватории в качестве вычислителя принимается в 1918 г. сын Д.И. Дубяго - Александр Дмитриевич Дубяго (1903 - 1959). Александр Дмитриевич Дубяго очень рано начал заниматься астрономией. В возрасте 12-13 лет он уже наблюдал переменные звёзды, а в 14 лет одним из первых заметил новую звезду в созвездии Орла, был избран членом Русского Астрономического общества (1918 г.) и награждён им золотой медалью им. Голубева (1919 г.). С 1920 г. А.Д. Дубяго – студент КУ, совмещающий учебу с работой на кафедре. Событием в научной жизни университета становится открытие им двух комет: первой - в 1921 г, второй - в 1923 г.. Будучи ещё студентом, А.Д. Дубяго начал заниматься теоретическими вопросами движения комет. В 1924 г. он был награждён золотой медалью Donhoe Тихоокеанского Астрономического общества. В дальнейшем А.Д. Дубяго вырос в крупнейшего ученого и основоположника школы кометной астрономии в КГУ. Удостоен золотой медали им. Г.А. Тихова. Ассистент, доцент, профессор, заведующий кафедрой КУ, заведующий сектором астрономии и геофизики КФАН СССР, директор АОЭ. К сожалению, в расцвете творческих сил тяжёлая болезнь надолго приковала к постели этого замечательного человека и учёного.
     С 1924 года студенты старших курсов А.Д. Дубяго и Д.Я. Мартынов впервые в Казани приступили к систематическим наблюдениям переменных звёзд. В дальнейшем Д.Я. Мартынов стал одним из крупнейших специалистов в этой области. В 1931 г. при астрономо-геодезическом отделении организуются Всероссийские курсы по подготовке начальников топографических отрядов. Выпускники отделения работали в Комсомольске -на- Амуре и на Курской магнитной аномалии, на Урале и в Поволжье. Научно-исследовательскую работу кафедры трудно отделить от работы загородной обсерватории, так как обсерватории имели общие наблюдательные программы. Да и все известные казанские астрономы того времени работали как в АОЭ, так и на кафедре. Например, А.А. Яковкин до 1925 г. был приват-доцентом на кафедре, затем до 1931 г. он становится директором АОЭ, а в 1931-1937 гг. - заведующим кафедрой геодезии. В конце 30-х годов Д.Я. Мартынов вёл преподавание практической астрофизики, теории внутреннего строения звёзд и звёздной астрономии, А.Д. Дубяго – небесной механики, а В.А. Баранов и И.А. Дюков – астрометрии, геодезии и гравиметрии. Последнее крупное событие в жизни кафедры и двух обсерваторий за предвоенный период - проведение в 1939 г. Всесоюзной астрометрической конференции, на которой был принят план составления фундаментального каталога слабых звезд. В июле 1941 года в связи с тяжелым заболеванием проф. Баранова заведование кафедрой астрометрии и астрономической обсерваторией взял на себя И.А. Дюков. Иван Александрович Дюков (1888-1961) родился 6.6.1888 г. в селе Поречье Тверской губернии в семье народного учителя. Окончил Юрьевский (ныне Тартусский) университет в 1912 году. Работал в мужской гимназии г. Юрьева с 1912 по 1919 гг.. Затем был астрометристом - наблюдателем Одесской обсерватории, откуда в марте 1921 г. переехал в АОЭ тоже на должность астрометриста – наблюдателя. Известен как замечательный астрометрист, внёсший большой вклад в составление нескольких каталогов звёзд, и гравиметрист, организовавший не одну экспедицию по определению астропунктов и силы тяжести на территории СССР.
     В 1938 - 1940 годах в загородную Обсерваторию пришли Ш. Т. Хабибуллин, А. А. Нефедьев, К. В. Костылев, А. Ш. Гайнуллин и другие. Кроме традиционных работ по астрометрии и фундаментальных исследований фигуры Луны, активизировалась астрофизическая тематика (Мартынов, Некрасова, Чудовичев). Возобновились и гравиметрические экспедиции, начатые в свое время В. А. Барановым и продолженные в двадцатые годы Дюковым и Дубровским. Экспедиции направлялись в различные районы страны. Ими была составлена основа для обширной гравиметрической съемки. Развитию астрофизики в Энгельгардтовской обсерватории способствовало создание отличного телескопа - рефлектора системы Шмидта, вступившего в строй в 1943 г.. 38-см фотографический рефлектор Шмидта был построен в мастерских Казанского авиационного института и Казанского университета. Оптическая часть была изготовлена в ГОИ в Ленинграде под руководством известного специалиста по астрономическому приборостроению Д. Д. Максутова. Этот телескоп и другое, имевшееся в АОЭ оборудование, позволяло вплотную и на современном уровне заняться фотометрическими, спектрофотометрическими и, позднее, звездно-астрономическими проблемами. Стали изучаться переменные звезды, главным образом, затменно-переменные. Применялись методы визуальных оценок блеска переменных и фотографирование звездных полей с малыми камерами и с телескопом Шмидта. Были изготовлены для их обработки блинкмикроскоп (1935 г.) и микрофотометр системы Никонова (1935 г.). В 1939 году был приобретен электрофотометр для получения электрофотометрических кривых блеска затменно-переменных звезд. Широкому размаху таких исследований способствовало поручение Энгельгардтовской обсерватории Пятой Всесоюзной астрофизической конференцией, проходившей в 1932 г. в АОЭ, планирования и организации исследований затменных переменных в советских астрономических учреждениях, чем признавалась ведущая роль казанских астрофизиков в области изучения этих звёзд. Для выполнения этой задачи АОЭ начала составление библиографии затменных переменных звезд, которая продолжалась в течение многих лет. В этой работе большую роль сыграл Сергей Николаевич Корытников, составляя библиографию затменно-переменных и спектрально-двойных звёзд, а также лучевых скоростей звёзд. Он же и биограф кафедры и АОЭ.
     В эти же годы АОЭ являлась одной из пяти советских обсерваторий, выполнявших работу по определению координат т.н. “геодезических звёзд”.
     К сороковому году в АОЭ было построено новое каменное здание, возведенное в стиле советского неоклассицизма, органично вписавшееся в обсерваторский ансамбль. В нём разместились лаборатория и библиотека. Со временем здание полностью было отдано под разросшуюся библиотеку АОЭ. Был построен и сейсмический подвал, несколько новых павильонов для телескопов и четыре жилых дома, необходимых для всё увеличивающегося штата сотрудников.
     В годы Великой Отечественной войны приём студентов сильно уменьшился и составлял от одного до трёх человек в год. Учебный план осуществлялся в сокращённом виде. В Казань была эвакуирована АН СССР. В здании городской астрономической обсерватории разместился Институт теоретической геофизики АН СССР, директором которого являлся академик О.Ю. Шмидт. В то время он разрабатывал свою космогоническую гипотезу и впервые выступил с сообщением о ней в 1943 г. в Казани.

     В военные годы Энгельгардтовская обсерватория осталась одной из немногих действующих на территории СССР (кроме Ташкентской и маленькой Свердловской). Несмотря на огромные, порой просто непереносимые трудности (мобилизация сотрудников на фронт, на рытье окопов или заготовку леса, отсутствие электричества из-за сгоревшей динамо-машины, голод...), астрономы продолжали свою работу. За военные годы получены сотни фотопластинок звездных полей, комет, малых планет. На меридианном круге (Л.Д. Агафонова, А.И. Нефедьева и др.), на пассажном инструменте (Н.А. Чудовичева, А.А. Нефедьев) и на гелиометре (И.В. Белькович, А.А. Нефедьев) сделаны длинные ряды наблюдений. Результатом меридианных наблюдений явились каталоги дифференциальных и абсолютных склонений звёзд. А 21 октября 1941 г. несколько сотрудников АОЭ под руководством Д.Я. Мартынова успешно пронаблюдали полное солнечное затмение в Алма-Ате, выполнив ряд важных спектральных наблюдений. Во время ВОВ АОЭ взяла на себя руководство Бюро астрономических сообщений АН СССР, а также издание “Астрономического циркуляра”.
     ННаконец, победа! Жизнь переходит на мирные рельсы. Возвращаются с войны молодые сотрудники: К. К. Костылев и Ш. Т. Хабибуллин, но снс Абдулхак Шакирович Гайнуллин (1914-1944), успевший перед войной представить к защите кандидатскую диссертацию, ушедший добровольцем на фронт выпускник КУ, ассистент кафедры, специалист в области практической астрономии и геодезии Герман Борисович Агафонов (1904 - 1942), ассистент кафедры гравиметрист Владимир Дмитриевич Патрушев (1915 - 1943) не вернулись в родную Обсерваторию, оставшись на поле брани.
     После войны на кафедре увеличивается ежегодный прием студентов, составляются новые учебные планы по специальностям астрономии и геодезии, в состав кафедры вливаются молодые сотрудники. В 1947 г. произошло объединение существовавших до этого 4-х астрономических кафедр в одну - кафедру астрономии под общим руководством профессора И.А. Дюкова.
     Основной характер научной работы АОЭ в те времена определялся имеющимися там инструментами - меридианным кругом, рефрактором и гелиометром. Это оборудование и определило, в основном, астрометрический характер обсерватории. Полностью с этим, конечно, нельзя было мириться, так как фотография в современной астрономии стала играть выдающуюся роль. В 1914 г. для АОЭ был приобретен астрограф. С этого времени в работах АОЭ могло бы быть основано астрофизическое направление исследований. Но систематические астрофизические наблюдения начались существенно позднее, во времена директорства Д. Я. Мартынова, главным образом, в области изучения переменных звезд. Правда, инструментов для развития широкой астрофизической работы еще было мало. Но и с малым астрографом в сочетании с 6" кометоискателем и 12” рефрактором удалось достигнуть значительных результатов, особенно, в классе затменных переменных.
     Однако астрометрическое направление в АОЭ всегда оставалось ведущим. С помощью имеющихся инструментов решались следующие наблюдательные задачи. Назначение рефрактора - это наблюдение положений малых планет, комет, слабых переменных звезд, как по положению, так и по яркости, измерения двойных звезд. На гелиометре еще в Городской обсерватории в 90-х годах 19 века проф. А. В. Красновым начато изучение физической либрации Луны путем наблюдения кратера Mosting А. C тех пор в течение многих десятилетий, с небольшими перерывами, продолжались эти наблюдения. Непрерывность и длительность этих наблюдений придает им особую ценность и дает возможность сделать интересные выводы, например, о форме лунного края. При обработке наблюдений кратера Mosting A, произведенных в течение 1912-1916 гг. Т. А. Банахевичем, в бытность его ассистентом Энгельгардтовской обсерватории, проф. А. А. Яковкин открыл асимметрию видимого диска Луны. Большой вклад в изучение физической либрации Луны сделал И.В. Белькович. С целью изучения фигуры и вращения Луны фотографическим способом он создаёт длиннофокусный горизонтальный телескоп, с помощью которого в последующие годы был выполнен ряд интересных работ мирового уровня.
     Если фундаментальные исследования Луны составляли специфическую особенность АОЭ, то в другой фундаментальной проблеме - определении звездных положений обсерватория являлась участником коллективных программ наблюдений. На меридианном круге АОЭ были получены длинные ряды склонений звезд для составления сводного каталога ФКСЗ (фундаментальный каталог слабых звезд) и других каталогов.
     Одной из основных задач на меридианном круге являлось определение географической широты и постоянной рефракции, так как особое топографическое положение обсерватории среди леса заставляло думать, что постоянная рефракции будет иметь некоторое индивидуальное местное значение. Наблюдения над изменяемостью широты, открытой в конце 19 века, непрерывно проводятся в АОЭ с 1932 года. До 1945 года наблюдения велись на пассажном инструменте, а в 1946 году был установлен 90-мм зенит-телескоп Бамберга. Обсерватория участвует в деятельности Международной службы движения полюса. Маломощность инструментов тормозили развитие широтных наблюдений. Поэтому в пятидесятых годах 20 века начали строительство более мощного зенит-телескопа с широким полем зрения. Было изготовлено 9 таких телескопов ЗТЛ-180 (диаметр - 180 мм, фокусное расстояние - 2360 мм), один из которых был установлен в Энгельгардтовской Обсерватории.



1 2 3 4 5

 

© 1995-2012 Казанский федеральный университет