Персональный сайт Романа Баканова
 
О себе Научные статьи Тезисы докладов Газетные публикации Учебные материалы Электронная хрестоматия Ссылки Литература по медиакритике
 

Современные проблемы телеэфира в творческом почерке телекритиков федеральных изданий

Цит. по: Кадочникова К.А., Баканов Р.П. Современные проблемы телеэфира в творческом почерке телекритиков федеральных изданий // Материалы IХ Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» // Гуманитарные и социальные науки, образование. Часть III / Отв. ред.: Лебедева С.Н., Исакова Т.Б., Житенев Т.Е., Стариннова Т.Б., Денисова Г.Л. – Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 2012. – С. 214-222.

К.А. Кадочникова, студентка Казанского (Приволжского) федерального университета. Научный руководитель - доцент Р.П. Баканов.


По мере развития практической медиакритики и укрепления теоретической базы данного направления отечественной журналистики, перед профессиональным сообществом встает вопрос о творческих методах осмысления и решения актуальных проблем телевизионного эфира.

Сегодня о дефиците критических выступлений в российской прессе говорить не приходится. Практически в каждом ведущем федеральном издании обязательное место занимает колонка телекритика. Однако по-прежнему не все публикации содержат в себе глубокий анализ информационного продукта. В настоящее время теоретики медиакритики наблюдают следующую тенденцию: поверхностность своего исследования телекритики стараются компенсировать общей иронической интонацией материала [1]. Очевидно, что подобные выступления не могут служить основой для медиаобразования современного потребителя информации.

Поиск способов публицистического исправления ошибок «голубого экрана» предполагает сравнительный анализ творчества авторитетных телекритиков. Деятельность известных журналистскому сообществу телекритиков Ирины Петровской (рубрика «Теленеделя с Ириной Петровской», «Новая газета»), Славы Тарощиной (рубрика «Игры с ящиком», «Новая газета») и Юрия Богомолова (рубрика «Теленеделя со мной», «Российская газета») и будет объектом нашего внимания.

Контент-анализ текстов обозначенных авторов сразу позволяет выделить главную и основополагающую для анализа разницу. Она заключается в интерпретации и использовании в материале информационного повода. Для И. Петровской то, что происходит на ТВ – повод поговорить о несоответствии телевизионной картины реальности. Для С. Тарощиной, судя по ее последним материалам, телевизор превратился в источник политических размышлений о расстановке административных сил в стране. Юрий Богомолов, как правило, дает оценку качества телеэфира за неделю.

Приведем несколько цитат:

«Нашим зверям», в отличие от беспризорного тигра, с общенациональным эфиром не повезло. Ну, не нашли новостные службы главных каналов страны информационного повода в том, что впервые лет за двадцать тысячи москвичей вышли на улицы, протестуя против грязных выборов и требуя справедливости» [2].

«А ТВ лишь чутко улавливает новые тенденции и не жалеет дорогого эфирного времени для их закрепления и усвоения населением страны» [3].

«Программа «Время» напомнила пророчество от Суркова годовой давности. В ноябре минувшего года Владислав Юрьевич во время встречи с американскими студентами заявил: «Единой России» будет гораздо сложнее получить конституционное большинство, ей придется вступать в коалиции». Так что партия, видимо, и в новой реальности продолжит настаивать на собственной рукотворности всех политических процессов. Дабы никто не сомневался в данной установке, знатный единоросс Андрей Воробьев поспешил сообщить, что Путин непременно победит в первом туре» [4].

«Прежний Владимир Владимирович, словно герой Достоевского, эпидермой чувствовал малейшие колебания воздуха. Сегодня он перестал чувствовать первостепенное: телевидение лично для него больше не является важнейшим из искусств. «Ящик», подорванный изнурительной борьбой с коварным интернетом, уже не в силах добавлять Путину проценты народной любви с каждым его появлением на экране, даже если он бормашину сменит на космическую ракету» [5].

«Эта предвыборная кампания, стартовавшая на позапрошлой неделе, ударно завершилась на минувшей серией программ, с тем или иным успехом работавших на подогрев интереса кинозрителей к фильму» [6].

«Пытливая Ника Стрижак выглядела растерянной: как же так, отчего такие симпатии к вождю, ежели он палач? И с другой стороны, отчего к нему такая ненависть, если он столько добра сделал для наших граждан? Вопросы, можно сказать, уже традиционные и вечнозеленые. На них вроде бы давно даны ответы, кои состоят в том, что одна половинка нашего населения предпочитает арбуз, а другая свиной хрящик» [7].

Петровская, с точки зрения массовой медиакритики, успевает сказать в материале о многом: вспоминает видеоряд, анализирует работу ведущего, выделяет тенденции эфира. Но основная проблема, которая красной нитью проходит через все ее публикации, по нашему мнению, может быть сформулирована так: телевидение не умеет пользоваться силой своего аудио-визуального влияния на благо зрителю.

«В субботу, когда предвыборная интрига была окончательно разрушена, стало понятно, что телеканалы вместе с народом вздохнули с облегчением. Они будут жить, как жили. Да и их руководители не запятнали себя изменой. Их старая любовь не заржавела. А значит, им не грозит отставка и почетная ссылка в банановые республики» [8].

«А когда в час назначенный они включили телевизор, чтобы посмотреть мультик на ночь и услышать «отходную» колыбельную («Глазки закрывай, баю-бай»), то наткнулись на внепланового дядю Володю, который рассказывал стране сказки про стабильность. Во имя этой великой, хоть и недостижимой пока цели дядя Володя вместе с ТВ посчитали возможным нарушить ежевечерний уклад самых маленьких граждан страны, более всех прочих граждан склонных к стабильности. Ни одно дитя не заснет, если не найдет любимого плюшевого мишку, случайно завалившегося за диван. И без «Спокушек» (как в народе называют программу «Спокойной ночи, малыши!») заснет не сразу» [9].

Слава Тарощина сужает телекритическую тему до политического ключа. Проблема, которую выделяет Тарощина и посвящает ей свои размышления, может быть обозначена так: несоблюдение правил политической игры. Большинство своих материалов Слава посвящает наблюдениям за поведением тандема.

«Если еще недавно на вопрос о будущем президентстве он отвечал: мы договоримся с Дмитрием Анатольевичем, то теперь с голубиной кротостью обнадеживает: мы с вами посоветуемся. Забыл, наверное, что с нами можно посоветоваться только одним путем — с помощью открытых прозрачных выборов» [10].

«Бедный Борис Грызлов всякий раз пугается телекамеры — у него нет сил с угасающим пылом настаивать на первородстве «Единой России». Даже Владимир Путин все чаще путается в платформах. Всё-таки ставка на народность — тяжелое бремя для российской власти, плохо знающей свой народ» [11].

Юрию Богомолову, на авторский взгляд, не дает критически раскрыться проправительственный характер «Российской газеты». Поэтому обозреватель и ограничивается рецензиями на телепередачи. Основная проблема, которую можно выделить при анализе его материалов: низкое качество медиапродукции при довольно больших возможностях.

«Малахов душевно беседовал с дочерью покойной Людмилы Гурченко. И уже не в первый раз беседовал, мусоля подробности ссоры великой матери с неизвестной дочерью, и пережевывая переживания самой дочери Маши, которая уже сама - бабушка» [12].

«Актер, исполняя роль, не может не играть. Играя, не может не интерпретировать. А в этом и суть художественного творчества. А этого и нет в фильме. Авторы, предпринимая немыслимые усилия, чтобы воскресить Высоцкого, убивают его. Не случайно у многих зрителей остается впечатление, что он на экране мертв. Мертвый, но словно живой» [13].

Теперь поговорим о структуре материалов. Ирина Петровская большое внимание уделяет деталям анализируемой передачи, выражая свое отношение добавленными к месту соответствующими эпитетами, сравнениями, метафорами. Зачастую картинка в материалах этого телекритика преобладает над размышлением, что сразу придает ее материалам «массовость». Это свойство ее публикаций подчеркивает и нарочитое использование простого, близкого к разговорному языка, лексики обывателя. Формирование оценки конкретного ТВ-эпизода у Петровской идет за счет противопоставления положительного отрицательному, «приукрашенного» всеми оттенками смеха (от юмора до сарказма). Причем положительному объекту внимания (передаче, ведущему) в большинстве случаев отводится ударная позиция текста – его конец. Формирование в тексте парадоксальных ситуаций по теме также помогает зрителю выработать критическое мышление и чувство юмора. Чтобы не быть голословными, приведем несколько цитат:

«Один только Вадим Такменев на «Центральном телевидении» попытался сбить общий пафос ликования привычной ему иронией…» [14].

«И главное — дело-то беспроигрышное и в дипломатическом плане совершенно безопасное. Не станет же ТВ посылать означенным государственным лидерам просьбу о подтверждении или опровержении такого рода информации. Как вы себе это представляете: «Ваше королевское высочество! Не соблаговолите ли Вы высказать свою точку зрения на появившиеся в российской прессе сведения о якобы имевшем место быть романе между Вами и русской фигуристкой Мариной Анисиной (см. публикацию в таком-то издании от такого-то числа…)» [15].

Слава Тарощина меньше внимания уделяет описанию видеоряда и сразу дает читателю сделанные ею выводы. Акцент в ее материалах идет на междустрочие, «междукадрие», публикациям свойственна элитарность. Ее тексты насыщены афоризмами и цитатами из произведений классиков, сложными оборотами; автор часто обращается к интеллекту читателя, его памяти. Скрывая между строк глубокий подтекст, Слава заставляет своего собеседника думать, анализировать, вступать с ней в дискуссию.

Тарощина связывает картинку с политической ситуацией, формируя у читателя ассоциативное мышление. Это, несомненно, облегчает потребителю медиапродукции ориентирование в современном информационном пространстве, позволяет ему понимать происходящее и прогнозировать будущее. В материалах телекритика, по нашему мнению, можно выделить следующий алгоритм формирования оценки функционированию современного федерального ТВ:

1)обозначение некоего неудовлетворяющего автора тематического стержня;

2)наращивание вокруг этого стержня критических моментов;

3)переход от общих слов к частным примерам.

«Не успела почтенная публика прийти в себя от явления электорату Ивана Охлобыстина, как нарисовался следующий претендент на пост президента — Иосиф Пригожин» [16].

«Старт нового политического сезона получился бурным. Мурманский людоед открывает выпуск новостей обстоятельным рассказом о том, как он неделю питался учителем-геем. Вторым номером идут педофилы, насилующие своих дочерей. Третьим — добровольная химическая кастрация прямо в телевизионной студии. Персонажи информационного макабра выглядят на троечку. Каннибал подозрительно спокоен и слишком литературно изъясняется. У педофила, словно у Лелика из «Бриллиантовой руки», отклеились усы. А подвергнутый добровольной химической кастрации 74-летний дедушка, похоже, так и не понял, зачем его позвали» [17].

Материалы Юрия Богомолова очень разнообразны по тематике и выбранным для осмысления передачам: встречаются и объединенные одной темой рассуждения, и произвольный набор того, что происходит на телеэкране за неделю. Богомолов редко выходит за рамки рецензий, и этим определяется особенность его телекритического почерка – смешивание элементов разговорного и официально-делового стилей речи, а также использование профессионализмов. Однако некоторые рецензии содержат в себе много параллелей: советского прошлого и современной российской действительности, сравнение западной и отечественной мысли.

«Хочу быть понятым правильно. И в мыслях нет сравнивать достоинства обоих кинопроизведений. Просто стоит обратить внимание на характер человеческих проблем, с которыми встретилась советская цивилизация и западный мир» [18].

Очевидно, что характер и информационная политика рассмотренных изданий оказывают существенное влияние на раскрытие мнений телекритиков: общая оппозиционная интонация в материалах Ирины Петровской и Славы Тарощиной, спокойный «рекомендательный» тон в публикациях Юрия Богомолова. Несмотря на указанную разницу, выступления Тарощиной и Богомолова имеют много общего. Речь идет о сложном, элитарном стиле рассуждения, а также о многочисленном использовании афористических структур. Им противопоставляется телеобозреватель Ирина Петровская с простым, близким к обывателю, языком и отсутствием сложных оборотов.

Об эффективности и популярности творчества изучаемых телекритиков позволяют судить электронные версии газет с указанием количества просмотров и наличием комментариев. Публикации Ирины Петровской лидируют по указанным критериям. Это можно объяснить несколькими причинами:

- ее «телекритическим» стажем, верностью и частоте выступлений по данной теме;

- ее собственным примером – подобно своим читателям она проводит вечер перед телевизором, о чем неоднократно упоминает в материалах;

- ее публицистической близостью к читателю, которой она добивается разговорным стилем своих материалов;

- легкостью стиля, которая не отнимает много времени для прочтения и осмысления ее текстов;

- связью информационного повода с близкими обывателю, почти бытовыми, ситуациями.

Таким образом, мы обозначили три разных подхода к осмыслению проблем современного телевидения, три разных совокупности приемов, позволяющих выявить, проанализировать, исправить ошибки телеэфира, объяснить их зрителю. Думается, что проведенный анализ творчества авторитетных телекритиков послужит дальнейшему теоретическому оформлению конкретных методов решения вопросов медиакритики.

Библиографический список


1. Швондер О. ТВ-мания // АВТО-СИТИ [Электронный ресурс]. Доступно на: URL: http://www.auto-city.ru/articles/detail.php?ID=33994.

2. Петровская И. Приятных телебдений // Новая газета. – 2011. – № 138. – 9 декабря. – С.24.

3. Петровская И. Как на Грозного именины…// Новая газета. – 2011. – №112. – 7 октября. – С.24.

4. Тарощина С. Ушибленные вертикалью» // Новая газета. – 2011. – №137. – 7 декабря. – С.24.

5. Тарощина С. Плач по харизме // Новая газета. – 2011. –№131. – 23 ноября. – С.24.

6. Богомолов Ю. Выбранные места // Российская газета. – 2011. – №5650. – 6 декабря. – С.13.

7. Богомолов Ю. Большая жизнь после маленькой смерти // Российская газета. – 2011. – №5626. – 8 ноября. – С.13.

8. Петровская И. Его камера любит // Новая газета. – 2011. – №109. – 30 сентября. – С.24.

9. Петровская И. Сказки дяди Володи // Новая газета. – 2011. – №109. – 21 октября. – С.24.

10. Тарощина C. Ребята, вы чего? // Новая газета. – 2011. – №84. – 3 августа. – С.24.

11. Тарощина C. В ожидании Мао // Новая газета. – 2011. – №86. – 31 августа. – С.24.

12. Богомолов Ю. Тяжелые случаи // Российская газета. – 2011. – №5632. – 15 ноября. – С.13.

13. Богомолов Ю. Выбранные места // Российская газета. – 2011. – №5650. – 6 декабря. – С.13.

14. Петровская И. Его камера любит // Новая газета. – 2011. – №109. – 30 сентября. – С.24.

15. Петровская И. Князь Монако кусает локти // Новая газета. – 2011. – №106. – 23 сентября. – С.24.

16. Тарощина C. Доколе дэвидсоны будут ездить на наших «Харлеях»? // Новая газета. – 2011. – №102. –14 сентября. – С.24.

17. Тарощина C. У вас ус отклеился // Новая газета. – 2011. – №98. – 6 сентября – С.24.

18. Богомолов Ю. Все в прошлом?.. // Российская газета. – 2011. – №5636. – 21 ноября. – С.13.




 

Казанский государственный университет