Персональный сайт Романа Баканова
 
О себе Научные статьи Тезисы докладов Газетные публикации Учебные материалы Электронная хрестоматия Ссылки Литература по медиакритике
 

Медийная критика в условиях преобразований российской журналистики

Цит. по: Баканов Р.П. Медийная критика в условиях преобразований российской журналистики // Журналистика постсоветских республик: 20 лет спустя. Сб. трудов Междунар. науч.-практ. конф. Белгород, 24-27 сентября 2012 г. / под ред. проф. А.П. Короченского и проф. М.Ю. Козак. – Белгород: КОНСТАНТА, 2012. – С. 100-109.


Баканов Р.П., доцент Казанского (Приволжского) федерального университета


На наш взгляд, сегодня уже нельзя сказать, что медийная критика является новым направлением в российской журналистике. У данного вида критики есть своя история: проявившись в творчестве известных отечественных публицистов XIX века (В. Белинского, Н. Добролюбова, Н. Некрасова и некоторых других [1[), она после 1917 года изменила свои функции, став инструментом идеологической борьбы с неугодными власти творцами. В период хрущевской «оттепели» и чуть позже в советских СМИ был опубликован ряд статей о телевидении, авторами которых стали как телевизионные журналисты [2], ученые [3], так и критики [4]. Осенью 1960 г. в журнале «Новый мир» поместил статью о телевидении В. Саппак [5]. В журналистском сообществе закрепился термин «телекритика». Во многих работах речь, в основном, шла о том, считать ли телевидение искусством или нет. В 1957 г. на факультете журналистики МГУ им. Ломоносова открылась кафедра радиовещания и телевидения. Учебных пособий по основам работы на телевидении тогда не было (первый учебник «Телевизионная журналистика» был издан только спустя десять лет), поэтому статьи с критическим анализом телепередач или работы ведущих, корреспондентов выполняли образовательную функцию для студентов.

С изменением политического «климата» в стране телевизионной критики на страницах профессиональных журналов («Журналист», «Советское радовещание и телевидение») и всесоюзных газет стало гораздо меньше. «Критиковать телевидение – все равно, что критиковать Советскую власть», – сказал однажды Председатель Гостелерадио СССР С. Лапин. Но частично телекритика в СМИ осталась. «Дискуссии об этике экранного журналиста – на страницах периодики или на конференциях – в те годы возникали чаще всего в двух случаях: когда речь шла об откровенных инсценировках в документальных программах или о случаях применения скрытой камеры в документальных фильмах, – пишет професоор С. Муратов. – Время от времени газетные рецензии подвергали критике передачи и фильмы, где солнце всегда в зените, а люди не отбрасывают теней. Но это не оказывало никакого воздействия на экранную практику» [6].

В начале 1990-х гг. в общероссийских печатных СМИ значительно увеличилась численность материалов с анализом практики телевизионного вещания. Первые постоянные еженедельные рубрики, авторы которых обсуждали телеконтент, появились в «Москоских новостях» [7] и «Комсомольской правде» [8] в 1990-м году. В дальнейшем редакции практически каждого федерального печатного СМИ общественно-политического характера ввели специальные рубрики (а кое-где и разделы), освещающие телевизионную и околотелевизионную жизнь. Телекритика пришла и на страницы региональных изданий. Постепенно появились и материалы о ТВ без критики, задачей которых было привлечь внимание аудитории к новым телевизионным передачам. Мы считаем, что писать о телевидении для редакторов изданий стало не столько необходимостью, сколько данью моде. Нами было подсчитано: в 1990-х гг. в десяти федеральных общественно-политических печатных СМИ было опубликовано 6526 публикаций о телевидении, из которых не менее 70% с критикой телевизионных передач [9]. В телекритику как направление пришли новые (в том числе молодые) авторы, которые активно начали писать о многочисленных сторонах телевизионной индустрии. Информационная волна публикаций о ТВ не ослабла и в 2000-х гг. В настоящее время в федеральной прессе публикуется до пятнадцати материалов в неделю с критикой различных аспектов телевизионного вещания.

Медийную критику можно считать «младшей сестрой» литературной, музыкальной, художественной критики. Ее предназначение в том, чтобы не только указывать на достоинства и недостатки конкретного творческого произведения, но и в понимании его контекста, то есть социальных условий и причин, породивших текст, музыку или фильм. Критику важно рассмотреть произведение с разных сторон: он должен понять замысел автора, определить актуальность его работы не только с позиции сегодняшнего дня, но и попытаться определить, насколько важным будет объект его исследования через некоторое время.

Медийная критика, находящаяся в России в стадии становления, должна постепенно перенять правила анализа произведений у других видов критики. По словам профессора А.П. Короченского, «медиакритика имеет некоторые общие точки соприкосновения с литературной и художественной критикой, другими видами критико-познавательной деятельности, что определяется некоторым родством их социальной сущности и функций, совпадением определенных черт рассматриваемых ими объектов. … Исследуя креативную деятельность различных авторов, критика формирует их творческие портреты, раскрывает специфику общения творца с публикой» [10].

В отличие от других видов критики, критика медийная направлена на оперативный анализ только что опубликованных (вышедших в эфир) журналистских произведений, а также на выявление, определение и всестороннее рассмотрение тенденций в информационном пространстве как отдельных регионов, так и страны в целом. Думается, что данное направление в журналистике при соблюдении определенных требований может претендовать на роль «общественного контролера» над деятельностью СМИ, качеством распространяемой информации, уровнем манипулятивных воздействий со стороны СМИ (особенно телевидения) на аудиторию, объективности и разносторонности их информационной картины дня.

Однако поскольку любая критика во многом субъективна и напрямую зависима от многих факторов, наиболее важными из которых, на наш взгляд, являются человеческие эмоции, степень образованности критика и его умение и желание объективно анализировать творчество конкретного автора, то медиакритике как направлению еще предстоит доказывать свою методологическую состоятельность и авторитетность как перед аудиторией масс-медиа, так и перед журналистским сообществом. Для того чтобы получить кредит доверия граждан России, критикам деятельности СМИ необходимо разработать и неукоснительно соблюдать единые этические критерии конструктивного анализа медийных произведений. Несмотря на имеющийся опыт критического анализа медиатекстов, единых подходов среди авторов пока нет.

Мы считаем медийную критику своего рода компасом, помогающим аудитории ориентироваться в громадном потоке информации, получаемой посредством медиа. Любая критика, выносящая на суд общественности анализ качества только тех медийных продуктов, которые своим появлением вызвали определенный общественный резонанс, избирательна. С помощью медийной критики у общества есть возможность проводить творческую экспертизу на предмет адекватности отображаемой масс-медиа картины мира реальной действительности. В идеале медиакритика – общественный контроль над деятельностью СМИ именно как социального института.

Возникает вопрос: готово ли сегодня российское общество воспринимать медиакритику как явление? На наш взгляд, скорее нет, чем да. Причиной тому является отсутствие знаний у большинства граждан о данной форме деятельности, ее цели и задачах. У обычных людей сейчас и без того достаточно бытовых проблем. Мы согласны с учеными [11], которые считают, что обучение приемам критического восприятия и анализа не только медийных текстов, но и окружающей действительности – важнейшая образовательная задача. Навыки не сформируются сами по себе, они должны быть заложены еще в школьном возрасте при постоянной помощи родителей и учителей. По примеру системы обучения, сложившейся в Европе, США и Канаде, такая дисциплина как медиаобразование должна войти в учебные планы средних школ вне зависимости от их специализации. Причем это должен быть не факультативный, а обязательный для изучения предмет. В пример можно привести Украину, в которой в 2011/2012 учебном году начался эксперимент по внедрению медиаобразования в учебно-воспитательный процесс: участниками эксперимента стали 80 общеобразовательных школ в разных регионах страны [12]. Почему бы России не перенять опыт?

Тем более, что у нас сделано уже немало. В разных городах функционируют центры медиаобразования, проводятся многочисленные исследования влияния контента СМИ на поведение аудитории и т.д. Вводятся специальные дисциплины, в основном, на гуманитарных факультетах вузов, где, например, изучается медиакритика как направление в современной журналистике или студентам даются сведения об основах деятельности редакций СМИ. Эпизодически такие дисциплины изучаются и в старших классах школ. Например, в Казани, в рамках профориентационной работы факультета журналистики и социологии КФУ, в 10-11 классах нескольких школ реализуется образовательная программа по журналистике, в рамках которой ребятам преподаются такие дисциплины, как основы творческой деятельности журналиста, мастерство телевизионного ведущего, риторика, профессиональный менеджмент, жанры журналистики, телевизионная критика. Кроме того, действует несколько школ молодого журналиста, в которых ребята 9-11 классов также изучают практику деятельности современных СМИ.

Однако мы рассказали о профессиональном медиаобразовании: молодые люди изучают эффекты деятельности масс-медиа, потому что в дальнейшем хотят поступить на отделение журналистики КФУ и работать в редакциях. А вот с внедрением в школьный учебный процесс постоянной дисциплины «Медиаобразование» пока не все хорошо. Видимо, необходимо соответствующее решение федерального Министерства образования и науки.

Другая проблема. На наш взгляд, сегодня медийную критику надо рекламировать в профессиональном сообществе, чтобы многие из коллег перестали воспринимать ее, как одну из форм нарушения корпоративной этики. Об этом направлении очень мало известно. Журналисты должны постепенно отвыкнуть принимать медийного обозревателя за неудачника (типичное выражение «Раз он больше ничего не умеет, значит человек – творческий ноль» достаточно распространено).

Бывает, что иногда известные медийные персоны публично отвечают критикам, упрекая их в некомпетентности и вкусовщине. Пожалуй, самым заметным вызовом телекритикам стало «Открытое письмо-роман телекритикам», написанное шоуменом А. Цекало и опубликованое в «Комосомльской правде» в декабре 2009 года. Не стесняясь в выражениях, его автор обвинил критиков в недальновидности: ну как можно было не оценить новый проект НТВ «Чета Пиночетов», продюсером которого он являлся! По его словам, «это очень продвинутый передовой юмористический проект… новый, циничный, чёрный, абсурдный, смелый юмор. А вы за запиканным матом и гостями-фриками не углядели этого, кухаркины вы дети!.. Глубоко не копали – лопатка не выросла… В телевидении не разбираетесь – ни в нашем, ни в зарубежном. Истории телевидения, равно как и сегодняшних тенденций, не знаете. На международные телерынки не ездите…» [13]. В ответ на обидные прозвища, которыми Цекало «наградил» критиков, медийные аналитики объяснили гневное выступление продюсера желанием во что бы то ни стало спасти свою программу: «Это отчаянный крик и пламенное воззвание к руководству НТВ: \"Оцените! Подождите выгонять из эфира! Дайте шанс!\" А на НТВ, хоть на критиков-то плевать хотели, но низких рейтингов точно не потерпят. И плакали тогда и денежки, вложенные в провалившийся проект, и творческие надежды нашего продюсера завоевать новый рынок сбыта или просто удержаться на плаву», – среди прочих написала телекритик И. Петровская [14].

Данный факт – вызов медиакритикам, желание публично унизить их. Он заставляет нас задуматься о качестве медийной критики, о критериях анализа произведений, об этике ведения дискуссии и ответственнности автора за каждое опубликованное слово. К сожалению, это не единственный случай в практике российской журналистики, когда телевизионные деятели нелицеприятно отзывались о критиках. Изучив примеры, мы можем сказать, что, в основном, причиной их стало болезненное восприятие критики со стороны авторов телепередач. Наверное, они боялись, что опубликованная в печати негативная оценка отпугнет аудиторию, и рейтинг программы устремится к нулю. Но иногда, как мы считаем, на критиков обижались справедливо, ибо они составляли свое мнение о медийных проектах, основываясь только на картинке, не стремясь постигнуть творческий замысел создателей. В таких выступлениях весь анализ сводился к схеме «нравится / не нравится» передача, а общая оценка складывалась из авторских эмоций, возникших в результате ее просмотра.

Исходя из наших постоянных наблюдений за состоянием отечественной медийной критики, можно сказать, что данным видом деятельности в России заниматься опасно. Мы не имеем в виду физическое воздействие на рецензентов (слава Богу, таких случаев не было), мы говорим о том, что каждому критику постоянно надо быть готовым к психологическому давлению, которое на него может быть оказано со стороны тех, чья работа оценивается. Как и 15 лет назад, в современной федеральной прессе медийная критика за редкими исключениями представлена критикой телевизионной, а ТВ – это огромная бизнес-индустрия, где рейтинг является показателем успешности. Кому захочется терять доходы от рекламы из-за отрицательных рецензий на передачу в печати? Поэтому велика вероятность того, что работники телевидения будут и дальше обвинять телекритиков в некомпетентности, отсутствии эстетического вкуса или выполнении коммерческого заказа со стороны конкурентов. Данные упреки в федеральных СМИ звучат все чаще. Критикам критиков не нужны аргументы, главное – оперативность реакции, эмоциональность выступлений и стремление в любой форме отделаться от высказанных замечаний. Цель одна: доказать спонсорам и общественности, что все обвинения некорректны. Данную опасность мы называем психологической.

В связи с этим, медийным аналитикам необходимо быть постоянно готовым к такому давлению в свой адрес. Они должны не только осознавать силу печатного слова, но и мастерски владеть им, применяя многочисленные средства художественной выразительности. В помощь интерпретаторам Кодекс профессиональной этики российского журналиста» и «Рассуждения об обязанностях журналистов» М.В. Ломоносова. Великий ученый еще более 250 лет назад определил «правила игры», предъявив два основных требования к критикам: а) объективность и непредвзятость в оценках; б) предварительная работа по изучению предыдущих работ того автора, о котором они собираются писать [15]. В трактате всего семь пунктов, выполнить которые, на наш взгляд, несложно. Мы считаем, что критик самостоятельно обязан обезопасить себя от обвинений со стороны тех, чья творческая деятельность оценивается, только неукоснительно следуя этическим нормам, тщательно аргументируя каждое свое утверждение и ничего не придумывая в выводах. Лишь в этом случае критик может заслужиь авторитет среди практикующих журналистов.

Мы провели контент-анализ 17 федеральных изданий: газет «Аргументы и факты», «Аргументы недели», «Время новостей», «Газета», «Известия», «КоммерсантЪ», «Комсомольская правда», «Литературная газета», «Московский комсомолец», «Московские новости», «Независимая газета», «Новая газета», «Труд», «Российская газета»; журналов «Власть», «Журналист», и «Огонек». Можем сказать: в российской медиакритике 1990-2000-х гг. этических нарушений было много. Представим их в тезисном виде.

1. Публичное выяснение отношений критика с конкретной медйной персоной.

2. Повышенное внимание исследователей к отдельным частям произведения или его деталям, в результате чего у критиков не оставалось времени на обобщения.

3. Излишне эмоциональный анализ произведений со стороны отдельных авторов периодически приводил к их к отступлению от выявления художественных достоинств или недостатков телевизионных передач и переходу на обсуждение личностей тележурналистов.

4. Отсутствие объективности в оценках. Освещение только положительной или (что было чаще) отрицательной стороны произведения.

5. Критики скрывались за псевдонимами в то время как авторы телеередач подписывались своими настоящими именами [16].

В настоящее время в России отсутствует «кодекс чести» медийного критика. Скорее всего, его нет потому, что его составлением в настоящее время просто некому заниматься. Этот документ, пусть и рекомендательный к исполнению, очень нужен. Телевизионные критики заняты каждодневной рутиной, связанной со сбором материала для публикации своих еженедельных колонок в газетах или журналах. На процедурные вопросы у них не хватает времени. Поэтому на помощь обозревателям-практикам, по нашему мнению, могут и должны прийти представители научной медиакритики. Они вправе начать дискуссию о профессиональных стандартах критика медийных текстов, принимая во внимание специфику условий его работы и отличия, скажем, от аналитиков литературных и музыкальных произведений.

Еще одним соблазном в работе медийного аналитика является его возможный уход из критики в сторону продвижения конкретного телевизионного (радийного) проекта. Такая функция медиакритики, не входящая в число основных, подмечена профессором МГУ С.А. Муратовым еще в 1990-е гг. Сегодня обычным стало явление, когда новые издательские проекты, а также телепрограммы, сериалы и шоу, создаваемые в расчете на высокие рейтинговые показатели, рецензируются задолго до их выхода в свет или появления в эфире. Мы не имеем в виду различные анонсы, заметки о новых проектах или интервью со «звездами», принимавшими участие в записи той или иной предачи, – такого рода публикации появились практически в каждой федеральной, а чуть позже и в региональной газете в начале 1990-х гг., то есть с началом становления многоканального телевидения в нашей стране. Мы говорим о тенденции мимикрии критики с ее многочисленными функциями (просветительской, регулятивной, информационно-коммуникативной, социально-организаторской, познавательной и т.д.) в сторону инструмента промоушена конкретного медийного произведения.

Такие примеры отмечены нами в 1990-х гг., но в следующем десятилетии их количество значительно возросло. Неоднократные факты информационного партнерства редакции печатного СМИ и конкретной телекомпании выявлены в «Комсомольской правде», «Труде», журнале «Огонек», частично в «Литературной газете». На первый взгляд перед нами – обычная публикация о какой-либо передаче, фильме, шоу. Однако при внимательном ее чтении осознаешь, что повествование идет либо в исключительно положительном контексте, либо без оценки вообще, а внимание автора направлено на самые драматичные моменты проекта. Такая рецензия или реплика несут в себе отличные от медийной критики функции и задачи, главной из которых является привлечение как можно большей численности потенциальных телезрителей из числа читателей газеты к телеэкрану в нужное время. Как еще в 2002 г. отмечал А.П. Короченский, «жанр телевизионного портрета, служивший прежде преимущественно задачам анализа и интерпретации деятельности того или иного известного журналиста, ведущего, других создателей медийного содержания, теперь нередко подчинен задачам коммерческой «раскрутки» медийных произведений с конечной целью повышения тиража либо рейтинговых показателей средств массовой информации, публикующих эти произведения» [17]. Данное наблюдение актуально и сейчас.

Все чаще выявляемая скрытая подмена традиционных функций медийной критики коммерческо-промоцийной функцией, дальнейшее превращение даного направления журналистики в инструмент PR конкретных теле- радийных проектов, по нашему мнению, является не только введением читателей в заблуждение в их конституционном праве на получение любой разрешенной законом объективной, достоверной и полной информации, но и не прибавляет авторитета медийной критике вообще и ее авторам в частности. Практикующие журналисты не будут разбираться в деталях или мотивах, побудивших редакцию и/или человека на такой шаг. Они (журналисты), поняв, что конкретный «критик» необъективен, сделают вывод об ангажированности всех представителей медиакритики. Тем более, что регулярно публикующихся в федеральных СМИ авторов там можно пересчитать по пальцам.

Авторов немного, а вот публикаций хватает. По нашим наблюдениям, в настоящее время еженедельно в федеральных общественно-политических изданиях помещается до 15 выступлений, в которых под тем или иным угром зрения рассматривается либо телевизионный контент (обычно содержание трех-четырех ведущих телеканалов: «Первого канала», «России 1», НТВ и «ТВ Центра»), либо свещается жизнь телевизионного закулисья. Мы подсчитали, что за период с 2009 по 2011 гг. в десяти федеральных печатных СМИ опубликовано 1732 выступления телевизионных критиков с оценкой имеющейся практики отечественного ТВ-вещания. В текстах преобладала негативная оценка работе телевидения как средства массовой информации (839 работ или 48,4% общей численности аналитических публикаций о ТВ), на втором месте материалы без преобладания определенной оценки (так называемые нейтральные работы – 749 (43,2%)). Значительно меньше публикаций, авторы которых положительно оценивали конкретные телепередачи (всего 114 работ или 6,6%). Телекритики по-разному оценивали контент и формулировали тенденции телевизионного вещания. В основном, большинство интерпретаторов отмечали манипулирование аудиторией в угоду коммерческим или политическим интересам хозяев телекомпаний [18]; фальсификацию исторических событий в отдельных телепроектах [19]; дальнейшее увеличение развлекательной направленности коммерческого ТВ [20] и многое другое. Встречались как серьезные, так и легкие тексты.

Итак, мы видим, что в федеральных печатных СМИ имеется круг постоянных авторов, ежедневно наблюдающих за телевизионными передачами и регулярно публикующих результаты своих наблюдений. Информационный поток публикаций с той или иной оценкой практики федерального телевещания существует. Но, несмотря на это, медиакритика (в частности, телекритика) как направление в журналистике пока все еще не может заявить о себе. Прежде чем обозначить причины ситуации, постараемся определить, кем в настоящее время может являться аналитик СМИ.

Во-первых, медиакритик сегодня может стать своего рода проводником аудитории в мир масс-медиа. Через постоянный мониторинг СМИ, анализ и комментарий происходящих в области журналистики процессов, регулярный анализ публикаций и передач он имеет шанс оказывать опосредованное влияние на аудиторию и своими материалами подсказывать ей, на что стоит обратить внимание, а что можно проигнорировать. Ставка сдесь должна быть сделана на качественный анализ, опирающийся на постоянные и конкретно обозначенные критерии оценки медиатекстов.

Во-вторых, медийный критик может стать экспертом, оценивающим творческий потенциал того или иного вида СМИ. Исходя из того, что предметом медиакритики является «актуальное многоаспектное социальное функционирование средств массовой информации» [17], медиакритик имеет возможность комплексно изучать практику функционирования СМИ, то есть не только оценивать тексты, но и выявлять причины, в результате которых была опубликована та или иная статья или вышла в эфир конкретная телепередача. Еще одним направлением для исследования должно стать выявление и обсуждение активно применяемых журналистами приемов манипулирования общественным мнением. То есть, в поле зрения медийной критики могут находиться: организационно-управленческая, технико-технологическая, финансово-экономическая, правовая, творческая, социальная, морально-этическая, содержательная, функциональная, коммуникативная и некоторые другие стороны деятельности медийных редакций.

В-третьих, у медийного критика есть возможность стать так называемым общественным адвокатом аудитории, отстаивая ее право на получение объективной, честной информации о событиях в стране и мире. По мнению бывшего телекритика «Известий», ныне телекритика «Новой газеты» Ирины Петровской, «настоящий телекритик исходит не из интересов телевизионщиков, но представляет интересы общества. …Нужно ли потакать низменным вкусам, или, напротив, противостоять им и улучшать вкусы и нравы аудитории? Большинство телевизионщиков полагает, что следует потакать, потому что такова аудитория, таковы люди, и средствами телевидения их не переделать. Но ужас заключается в том, что телевидение может сделать людей хуже, чем они есть на самом деле, снизить планку до такой степени, что человек уже будет не в состоянии отличить, что такое хорошо и что такое плохо» [21]. Автор сосредоточил внимание на роли телекритика, но, по нашему мнению, вышеприведенное утверждение актуально и для тех критиков, кому придется анализировать печатные и радиотексты.

Таким образом, в современной федеральной периодической печати существует отдельное направление в журналистике – телевизионная критика. К сожалению, критика радийных передач, Интернет-проектов или печатных СМИ как явление отсутствует. Внимание обозревателей к телевизионному контенту объяснимо: именно телевидение для большинства россиян сейчас является основным источником досуга и получения информации. Это наиболее сильный по производству смыслов и формированию эмоций вид СМИ. От того, насколько корректно будет освещено в теленовостях то или иное событие, зависит формирование аудиторией представлений о картине мира. Впрочем, если обратить внимание на региональные издания (например, Татарстана), то в них последние несколько лет нет и телекритики.

Перспективы становления медийной критики мы связываем с дальнейшим развитием информационно-компьютерных технологий. Уже сейчас Интернет позволяет каждому пользователю оперативно реагировать на тот или иной медийный проект. Всемирная сеть дает возможность любому пользователю в зависимости от своего желания и интересов оперативно опубликовать текст и очень быстро получить на него комментарии. Тем самым, в отличие от размещения сообщения в печатном издании, при котором текст должен пройти неизбежную редактуру и правку под формат конкретного СМИ, в Сети у пользователя нет преград не только в публикации материала, но и в том, чтобы понять: зантересовали ли его мысли людей? Используя различные приемы привлечения внимания к тексту, человек может самостоятельно формировать уровень обратной связи. И все это – непосредственно во время показа телепередачи! Получается, что медиакритика в Интернете видоизменяет существующую ранее вертикальную коммуникацию критика и аудитории, когда медийный аналитик при помощи слова через газету или журнал влиял на людей. В настоящее время вертикальная коммуникация заменяется на горизонтальную, при которой в режиме реального времени происходит равное общение каждого из коммуникаторов. На наш взгляд, для медиакритики это особенно важно, поскольку опубликованное на форуме или в блоге личное мнение человека может в любой момент дополниться или скорректироваться под влиянием аргументов других пользователей. Таким образом, теперь каждый, кто имеет доступ к Интернету и может сколько-нибудь связно излагать мысли, становится потенциальным медиакритиком.

Хорошо это или плохо? Мы считаем, что однозначно ответить на данный вопрос нельзя. Хорошо, поскольку оперативно высказаться может любой гражданин, минуя ожидание времени выхода своего материала в свет и обработку текста в редакции. Плохо, потому что есть опасность дальнейшей девальвации правил ведения дискуссии. Не скатиться бы в данном случае от вкусовщины (таких примеров в Сети очень много) к прямым оскорблениям оппонентов, к обсуждению не достоинств и недостатков медиатекстов, а качеств их создателей (есть факты и этого). По нашему мнению, в настоящее время авторитет у аудитории заслужит только тот медийный критик, кто в повседневной работе будет руководствоваться морально-этическими нормами оценки текстов и ведения дискуссии, выявлять манипулятивные эффекты в текстах СМИ, отстаивая такие ценности, как свобода выбора, ответственность перед читателем, объективность, право граждан на получение достоверной информации.


Список цитированной литературы и источников


1. Чиненова О.С. Телевизионная критика в России // Властные функции СМИ: литературно-журнальные традиции и современная масс-медийная практика / Под ред. В.В. Прозорова. – Саратов: Издательский центр Наука, 2006. – С. 44-85.

2. См., например: Василенко Н. Пресса и малый экран // Советская печать. – 1966. – № 9. – С. 36-39; Дьяченко В. Охота к научению – признак силы // Журналист. – 1967. – № 9. – С. 38-40 и другие.

3. См., например: Кузнецов Г. А если без правил? О прямом телерепортаже // Журналист. – 1967. – № 6. – С. 26-27 и другие.

4. См., например: Богомолов А. Новость приходит к вам // Советская печать. – 1966. – № 8. – С. 45-47.

5. Саппак В. Телевидение, 1960: Из первых наблюдений // Новый мир. – 1960. – № 10 – С. 177-203.

6. Муратов С.А. ТВ – эволюция нетерпимости (история и конфликты этических представлений). – М.: Логос, 2001. – С. 16-17.

7. См. выпуски еженедельной рубрики «Телевидение» в газете «Московские новости» (ведущий Ю. Богомолов) за период 1990-1997 гг.

8. См. выпуски еженедельной рубрики «Теленеделя» в газете «Комсомольская правда» (ведущий Б. Карлов) за период с мая 1990 по март 1992 гг.

9. Баканов Р.П. «Книга жалоб» на телевидение: Эволюция газетной телевизионной критики в Российской Федерации 1991-2000 годов. – Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2007. – 297 с.

10. Короченский А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. – Ростов-н/Д: Международный институт журналистики и филологии, 2002. – С.11.

11. См., например, научные работы Я.Н. Засурского, Н.Б. Кирилловой, А.П. Короченского, А.В. Федорова, А.В. Шарикова.

12. Гвоздев В.Н. Родительское медиаобразование как часть образовательного процесса // Журналистика в 2011 году: Ценности современного общества и средства массовой информации. Сб. материалов Международной научно-практической конференции. – М.: факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, 2012. – С.469.

13. Цекало А. Открытое письмо-роман телекритикам // Комсомольская правда. – 2009. – 11.XII. – С.20.

14. Петровская И. Не плюй, не плюй, художник! // Известия. – 2009. – 18. XII. – С.5.

15. Ломоносов М.В. Рассуждения об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии. – Избр. произв.: в 2-х т. – М., 1986. – Т. 1. – С. 217-218.

16. Баканов Р.П. Этические требования в медиакритике (постановка проблемы) // Мультимедийная журналистика Евразии – 2011: традиции и инновации Востока и Запада: сборник научных статей и материалов V Международной научно-практической конференции, Казань, 15-16 декабря 2011 г. / науч. ред. проф. Е.С. Дорощук; отв. ред. Т.С. Сергеева, М.Х. Фатыхова. – Казань: Казан. ун-т, 2011. – С. 36-41.

17. Короченский А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. – Ростов н/Д: Международный институт журналистики и филологии, 2002. – 272 с. Доступно также на: URL: http://www.ksu.ru/f13/rbakanov/index.php?id=5&idm=0&num=23 (дата обращения 1.03.2012 г., режим доступа свободный).

18. См., например: Пухнавцев О. Географ Россию пропил // Литературная газета. – 2009. – № 12. – С.10.

19. См., например: А.К. Война, преданная Пивоваровым // Литературная газета. – 2011. – № 8. – С.10.

20. См., например: Садков П. А еще коньки надел // Комсомольская правда. – 2011. – 13.IV. – С.20.

21. Петровская И. Медиакритика: «хорошие» и «плохие» мальчики: Почему телевизионщики пытаются расширить границы допустимого // Журналистика и медиарынок. – 2003. – № 2. – С.44.




 

Казанский государственный университет