Персональный сайт Романа Баканова
 
О себе Научные статьи Тезисы докладов Газетные публикации Учебные материалы Электронная хрестоматия Ссылки Литература по медиакритике
 

Корпоративная медийная критика в России 2000-х гг.

Цит. по: Баканов Р.П. Корпоративная медийная критика в России 2000-х гг. // Материалы IХ Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» // Гуманитарные и социальные науки, образование. Часть III / Отв. ред.: Лебедева С.Н., Исакова Т.Б., Житенев Т.Е., Стариннова Т.Б., Денисова Г.Л. – Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 2012. – С. 136 – 144.


Баканов Р.П., к.ф.н., доцент Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань, Россия


Профессиональная («внутрицеховая», корпоративная) критика – один из видов медийной критики, при котором исследователи медиа или журналисты критикуют творчество своих коллег. Мы провели монитонинг и контент-анализ публикаций ежемесячных специализированных российских изданий для журналистов (журналы «Журналист», «Журналистика и медиарынок», «Журналистика и культура русской речи», «МедиаПрофи», «Телецентр» и научного издания «Высшее образование в России») за период 2000 – 2011 гг.

Проведя исследование мы выяснили, что этот вид медиакритики реализовался в нескольких формах. Первая форма – отдельные выступления, выполненные в жанрах рецензии, обозрения или творческого портрета. Критика осуществлялась напрямую по схеме «коллега – коллеге». Авторами материалов становились как опытные телекритики (А. Вартанов, Ю. Богомолов, И. Петровская), так и обычные журналисты из провинции, которые решили поделиться своими наблюдениями и выводами через отраслевые издания. Как правило, в таких материалах эмоции соседствовали с примерами, на основании которых выстраивались логически выверенные и часто убедительные аргументы и выводы. Безусловно, давала о себе знать практика творческой работы каждого автора. Как и в массовой прессе, на страницах профессиональных журналов в большей степени анализу подвергались различные телепередачи, тенденции, характерные для современного ТВ, различные события, так или иначе связанные с телевидением.

Отличительные признаки данной формы изложения материала: стремление авторов глубоко вникнуть в предмет исследования, понять суть, замысел произведения, а также рассмотреть его с актуальных позиций современности и злобы дня, художественно-эстетических приемов. Каждый свой тезис авторы иллюстрировали примерами. В связи с этим, большинство выступлений получалось относительно объемными: до трех или даже четырех журнальных страниц. Знакомясь с публикациями, мы обнаружили, что каждый критик руководствовался своими критериями анализа и оценки телевизионных передач и/или тенденций. Общих критериев было мало. Среди них – постижение творческого замысла съемочной группы, исследование функций, цели и задач программ, а также профессионально-творческих ролей, которые исполняют их герои. В остальном критерии анализа различаются. Кто-то делал ставку на то, чтобы определить: соответствуют ли правде жизни сюжеты того или иного проекта. Другие аналитики исследовали феномены и приемы воздействия информации на человеческое сознание, третьих интересовало информационное (в частности, телевизионное) сопровождение событий.

Примеры. Более десяти лет телекритик Анри Вартанов в журнале «Журналист» (рубрика «Контент-анализ») ежемесячно выступал с обозрениями телепередач федеральных телеканалов. Рубрика выходит до сих пор и представляет собой развернутый анализ ключевых тенденций и премьерных передач за месяц телевизионного эфира [1].

В 2005 году в том же издании был создан постоянный специальный раздел «Телерадиоэфир», объединяющий каждый раз несколько материалов о ТВ, выполненных преимущественно в информационных жанрах [2].

Вторая форма корпоративной медийной критики – критика «между делом». Мы имеем в виду многочисленные интервью со специалистами различных отраслей медийной индустрии, которые, обсуждая конкретную проблему, ссылаются на те или иные тенденции современного телевидения и печати. Например, в профессиональных изданиях часто речь шла о нравственном, духовном кризисе общества, культе денег, о том, что население страны стало меньше читать, больше смотреть телевизор. Многие респонденты в качестве причин сложившихся ситуаций ссылались на ценности, которые распространяло современное телевидения. Среди них только негативные тенденции: алчность, индивидуализм, красивая богатая жизнь содержанок, стремление к легкой наживе, жизнь по «понятиям» и т.д. Постепенно на протяжении десятилетия в профессиональной прессе стало модно ругать «голубой экран», упрекать телевизионных менеджеров в безразличии к социальной обстановке в стране. Однако, на наш взгляд, каких-то конструктивных предложений по исправлению текущей практики эти люди в большинстве своем не предлагали, а ограничивались декларативными заявлениями по принципу «так не должно быть». Знакомясь с многочисленными интервью или беседами, мы пришли к выводу, что такая форма профессиональной медиакритики, несмотря на постановку конкретных проблем, многочисленные примеры из практики вещания телеканалов вряд ли могла оказать влияние на тех, кто формирует «повестку дня» в СМИ. На наш взгляд, данная форма корпоративной медиакритики по своей сути не может быть глубокой, поскольку представляет собой лишь ответ-размышление на заданный вопрос.

Третья форма «внутрицеховой» медиакритики – выступления в печати ученых, занимающихся изучением влияния масс-медиа на общество. Так, за десятилетие в отраслевых изданиях можно было ознакомиться с результатами исследований социологов (Д. Дондурея, Б. Дубина, Ю. Левады, Т. Адамьянц), политологов (Д. Орешина, Д. Ольшанского и др.), психологов (Т. Аникеевой и др.). Указанные эксперты рассматривали воздействие телевизионной информации на человека, комментировали показатели рейтингов телепередач, а также причины популярности конкретных медийных персон среди зрителей. Как правило, в этих публикациях содержались конкретная постановка проблемы, ее анализ, выводы, а также предлагались идеи по преодолению проблемных ситуаций.

В профессиональных журналах первого десятилетия XXI века определенное место занимала и критика печатных изданий. Например, в журнале «Журналист» и сейчас есть постоянная рубрика «Летучка», которую ведет обозреватель Н. Вайнонен. Из номера в номер он на примерах федеральных изданий анализировал специфику освещения социально значимых проблем в ведущих федеральных печатных СМИ. Как правило, общая оценка, которую автор ставит коллегам, негативная. Критик видел много неточностей в текстах, логические противоречия в материалах, неубедительность выбранной аргументации, а иногда отдельным представителям «пишущей братии» достается за пристрастность изложения проблем. Обозреватель не приемлел и того, что журналисты все чаще забывают, для кого они пишут. Только ли для учредителя и редактора издания, в редакции которого работают? Или для чиновников? А как же обычные читатели, покупающие газеты и журналы? Кто будет отстаивать их право не только на получение объективной, полной и исчерпывающей информации по важным проблемам действительности, – часто спрашивал журналистов Н. Вайнонен. Увы, последняя реплика в современной ситуации больше похожа на риторический вопрос. Любое выступление этого человека основано, прежде всего, на собственных чувствах и эмоциях, повествование ведется с точки зрения обычного гражданина страны – пенсионера, а не моралиста. Его материалы являются примерами отстаивания права читателей на получение правдивой и полной информации и должны использоваться в качестве учебных материалов по дисциплинам «Аналитическая журналистика» и «Медийная критика» [3].

В течение нескольких лет в журнале «Журналист» обозреватель В. Скоробогатько ведет авторскую тематическую рубрику «Школа дизайна», в которой профессионально анализирует дизайн и верстку провинциальных газет и дает советы по усовершенствованию оформления печатного СМИ [4].

Помимо указанных рубрик, заслуживает внимания следующая инициатива редакции журнала «Журналист». В 2009 году она обратилась к читателям с предложением анализировать пять наиболее тиражных федеральных газет – «Аргументы и факты», «Комсомольскую правду», «Известия», «КоммерсантЪ» и «Московский комсомолец» – и оперативно присылать свои материалы для публикации на страницах издания. Схема работы была такова: половину месяца (две недели) все желающие должны читать газеты, желательно, не пропуская ни одного номера, обращать внимание на «повестку дня», расстановку тематических приоритетов, качество подачи информации, ее новизну, состав интервьюируемых и экспертов и так далее. С 15 по 17 число каждого месяца – время, отведенное на подготовку и отправление материалов в «Журналист». К сожалению, в связи с ежемесячной периодичностью журнала и сдачей его очередного номера в типографию, приходящегося на вторую половину каждого месяца, оперативно публиковать размышления коллег не получалось. Материалы помещались в ближайших выпусках.

Инициатива редакции журнала была поддержана коллегами, проживающими в разных уголках страны. Конечно, публиковались только самые интересные, полемические работы, затрагивающие актуальность и суть освещаемых на страницах анализируемых печатных СМИ событий. Знакомясь с выступлениями, можно сделать следующий вывод: несмотря на то, что далеко не каждый авторский постулат в них был убедительно аргументирован, некоторые выступления опирались на эмоции, чем на разум, однако, все публикации написаны простым, понятным не только коллегам, но и не связанным с журналистикой людям. Каждая публикация основывалось на примерах из текущей практики исследуемых изданий, и, по сути, являлось продолжением постоянной рубрики «Журналиста» «Летучка». Многое из того, на что по разным причинам не обращал внимания Н. Вайнонен, дополнили внештатные авторы.

К сожалению, в отраслевых изданиях мы выявили всего около десяти публикаций, в которых идет речь непосредственно о медиакритике или телекритике. Остановимся подробнее на некоторых из них. В 2003 году И. Петровская опубликовала в журнале Журналистика и медиарынок» статью «Медиакритика: «хорошие» и «плохие» мальчики…», в которой начала разговор о предназначении телевизионной критики и объяснила, почему в ней больше нуждаются работники телевидения. По ее словам, «настоящий телекритик исходит не из интересов телевизионщиков, но представляет интересы общества. …Нужно ли потакать низменным вкусам, или, напротив, противостоять им и улучшать вкусы и нравы аудитории? Большинство телевизионщиков полагают, что следует потакать, потому что такова аудитория, таковы люди, и средствами телевидения их не переделать. Но ужас заключается в том, что телевидение может сделать людей хуже, чем они есть на самом деле, снизить планку до такой степени, что человек уже будет не в состоянии отличить, что такое хорошо и что такое плохо» [5].

В своем материале И. Петровская констатировала две проблемы: размытости критериев анализа телепередач и основной функции телекритики. В чем она должна заключаться? И вообще – что такое телевизионная критика сегодняшнего дня? Однако две журнальные страницы не позволили ей дать исчерпывающего ответа на эти вопросы. С этим автором согласен Д. Шушарин, который на страницах газеты «Культура» в 2003 году написал, что: «Очевидно, что телевизионной критики в современной России нет. Нет ее прежде всего как объекта области знания, толкующей о профессиональных приемах. Не ведется и серьезного обсуждения тех материалов, которые предоставляют социологи, занимающиеся телевидением и рекламой» [6]. И в этом выступлении освещается несколько проблем, характерных для телекритики сегодняшнего дня, но нет предложений по исправлению ситуации. На наш взгляд, если автор говорит о недостатках в чем-либо, ему необходимо показать пути их преодоления.

Несколько публикаций было посвящено теме медиакритики как одной из форм саморегулирования журналистского сообщества. В частности, в одной из статей профессора А. Короченского речь шла о причинах постепенного преобразования журналистики в «пиарналистику», поскольку пресса в рыночной среде перестала быть подотчетной обществу, а является каналом трансляции идей финансовых доноров. Исследователь считает, это привело к кризису доверия общественности к прессе. «Публичная критика деятельности СМИ и журналистов нередко является единственным способом оперативного социального осмысления и оценки многих явлений быстротекущей медийной практики, борьбы с непрофессионализмом, злоупотреблениями и искажениями в деятельности СМИ и журналистов» [7]. По мнению ученого, медиакритику надо развивать, а не критиковать ее, как это принято сейчас в медийном сообществе.

О журналистской критике СМИ, как о форме саморегулирования также писали В. Бакштановский, Ю. Батурин, В. Бойцова, Б. Панкин, А. Рихтер, Ю. Согомонов, А. Филатова. В своих работах они рассуждали о проблеме отсутствия в нашей стране омбудсменов (людей, уполномоченных по делам прессы), и чем они могли бы стать полезными для медиасообщества. Во многих зарубежных странах такая должность существует [8].

Что касается специфики самой медийной критики, то ее анализ на страницах отраслевых изданий предпринимался редко. Исследование ее контента, выявление преобладающего оценочного направления, разговор об этике медийного критика практически не встречались. Иногда авторы отдельных публикаций как бы между делом критиковали это направление, но каких-либо серьезных аргументов, снованных не на эмоциях, мы там не нашли.

В результате исследования мы пришли к следующим выводам.

Проявление корпоративной медиакритики в 2000-х гг, на наш взгляд, приобрело постоянный характер. Были три постоянные рубрики в «Журналисте» («Контент-анализ», «Летучка», рубрика о дизайне современных печатных изданий), а также несколько отдельных выступлений коллег не только в этом, но и в других отраслевых журналах, в которых обстоятельный анализ некоторых тенденций современных масс-медиа и оказываемых на аудиторию эффектов от публикаций перемежался с авторскими эмоциями. В других многочисленных рубриках отраслевой прессы речь шла в основном не о творчестве журналистов, а о многочисленных проблемах, которые необходимо преодолевать медийному сообществу.

Несмотря на то, что в профессиональных изданиях периодически публиковались материалы, в которых содержится оценка тем или иным медийным продуктам или тенденциям, анализ осуществлялся не столько по правилам проведения критического анализа СМИ, сколько опираясь на опыт многих авторов этих изданий. Многолетняя практика журналистской работы, частью которой является умение доказывать ту или иную точку зрения, позволило большинству из них более или менее аргументировано показать все (или, по крайней мере, большинство) положительных и отрицательных сторон конкретного медийного произведения. Иными словами, критика осуществлялась исключительно на том багаже знаний, который авторы приобрели в течение своей практической журналистской деятельности. У кого-то получалось и получается лучше, у кого-то хуже, – эти навыки можно совершенствовать.

За хронологический период исследования мы не нашли ни одного материала, в котором бы содержались рекомендации, например, от ведущих телевизионных критиков, как качественнее подготовить выступление, оценить какое-либо медийное произведение. Думается, данныя практика стала бы полезной не только коллегам-читателям изданий, но и студентам, изучающим медиакритику в рамках обучения на журфаке. Помимо этого, такие выступления, на наш взгляд, могли бы способствовать началу профессиональной дискуссии на предмет необходимости журналистской критики СМИ как отдельного направления в практике современной медийной деятельности. Увы, в первом десятилетии XXI столетия, как и в 1990-х годах, несмотря на богатый для исследования материал, медийная критика по-прежнему остается вне отраслевой дискуссии на страницах изданий, предназначенных для работников масс-медиа. Сложившаяся ситуация во многом способствует тому, что значительная часть журналистов-практиков до сих пор не имеет представления о сущности медийной критики, ее цели, задачах и функциях. Отдельные публикации (за десять последних лет в отраслевых изданиях мы насчитали всего пять материалов, в которых речь шла о медиакритике как направлении в журналистике) пока не могут изменить ситуацию. Можно предположить, что большинство из представителей журналистского сообщества в большинстве своем не знают об этом направлении, не имеют представления о ее цели, задачах, предмете исследования и функциях.

Не оттого ли некоторые известные в профессии люди публично «сводят счеты» с медиакритиками, зачастую – косвенно или в открытую – называя их неудачниками? Мы уверены: профессиональные издания, предназначенные для работников медийной сферы, должны сыграть роль в распространении информации о медийной критике и о том, для чего и кому она необходима. Дискуссию необходимо интенсифицировать и вести с изучающими это направление учеными и совместно с редакцией журналов и другими коллегами искать оперативные поводы для публикаций в разных жанрах (в том числе и в форме круглого стола).

Библиографический список


1. Вартанов А. Рубрика «Контент-анализ» // Журналист. – 2000 – 2011. – №№ 1– 12.

2. Рубрика «Телерадиоэфир» // Журналист. – 2005 – 2011. – №№ 1– 12.

3. Вайнонен Н. Рубрика «Летучка» // Журналист. – 2000 – 2011. – №№ 1– 12.

4. Скоробогатько В. Рубрика «Школа дизайна» // Журналист. – 2003 – 2011. – №№ 1– 12.

5. Петровская И. Медиакритика: «хорошие» и «плохие» мальчики: Почему телевизионщики пытаются расширить границы допустимого // Журналистика и медиарынок. – 2003. – № 2. – С. 43 – 44.

6. Шушарин Д. Апология ящика. [Электронный ресурс]. – Доступно на: URL: http://lib.rin.ru/doc/i/93401p.html (дата обращения 9.01.2012 г., режим доступа свободный).

7. Короченский А. Источники кризиса доверия. Главные причины недоверия к СМИ. Признаки неблагополучия // Журналистика и медиарынок. – 2006. – № 12. – С. 32 – 34.

8. См., например: Рихтер А. Почему в России нет омбудсменов СМИ, и что делается для изменения сложившейся ситуации? [Электронный ресурс]. – Доступно на: URL: http://www.medialaw/ru/selfreg/5/02/htm (дата обращения 14.01.2012 г., режим доступа свободный). См. также: Филатова А. Пресс-омбудсмен в России: неуместная фантазия или насущная необходимость? [Электронный ресурс]. – Доступно на: URL: http://www.unesco.ru/files/cd/ci-acts/books/self2/01.html (дата обращения 14.11.2010 г., режим доступа свободный).




 

Казанский государственный университет