Персональный сайт Романа Баканова
 
О себе Научные статьи Тезисы докладов Газетные публикации Учебные материалы Электронная хрестоматия Ссылки Литература по медиакритике
 

Ценностные ориентиры в авторской позиции телекритика Александра Кондрашова

Цит. по: Баканов Р.П. Ценностные ориентиры в авторской позиции телекритика Александра Кондрашова // Знак. Проблемное поле медиаобразования. – Челябинск: Изд-во Два комсомольца, 2011. – № 2 (8). – С. 42 – 59.


Р.П. Баканов, доцент кафедры журналистики Казанского (Приволжского) федерального университета.


Аннотация: автор настоящей статьи исследовал проявление ценностных ориентиров в публикациях телевизионного критика «Литературной газеты» Александра Кондрашова. В своих выступлениях Александр Кондрашов постоянно отстаивает традиционные российские ценности (коллективизм, семья, доброта, бескорыстие и другие), просвещая аудиторию в вопросах функионирования телевидения как вида СМИ. Телевизионный критик считает, что телевидение функционирует для обычного зрителя, которого нужно не только разлекать, но и честно, объективно информировать, а также просвещать. По мнению Кондрашова, именно человек с его заботами и радостями должен быть в центре внимания в телевизионных передачах.

Ключевые слова: медийная критика, телевизионная критика, телевидение, аудитория, Александр Кондрашов, оценка, проблема, ценность, «Литературная газета».

Key words: the media criticism, the television criticism, TV, audience, Alexander Kondrashov, the Estimation, problem, value, “Literaturnaya gazeta” newspaper.


За двадцать последних лет на страницах федеральных печатных СМИ постепенно оформилось такое тематическое направление как телевизионная критика. Она проявляется, как правило, в еженедельных публикациях обозревателей, в обязанности которых входит семь дней в неделю внимательно смотреть телевизор и оперативно публиковать обозрения, рецензии или полемические заметки о самых интересных передачах, их героях, тенденциях или явлениях современного телевизионного вещания. Телевизионная критика является частью такого относительно нового направления в журналистике как медийная критика. В настоящей работе под этим термином мы понимаем определения, данные А.П. Короченским:

1. «Медийная критика – область современной журналистики, осуществляющая критическое осмысление и оценку медиатекста, всего комплекса проблем социального функционирования масс-медиа»;

2. «Особая область журналистики, которая призвана помочь обществу в познании новых реалий и тенденций в деятельности СМИ. Она является одновременно и своеобразным способом рефлексии, самопознания современной печатной и электронной прессы, и общественным зеркалом, которое призвано отражать «блеск и нищету» средств массовой информации, оказавшихся в рыночной среде» [1].

В настоящее время материалы о телевидении регулярно помещаются в таких изданиях, как «Время новостей», «Газета», «Известия», «Комсомольская правда», «Литературная газета», «Московский комсомолец», «Независимая газета», «Российская газета», журналы «Журналист», «Искусство кино», «Журналистика и медиарынок». В недалеком прошлом специализированные рубрики, содержащие публикации о телевидении, были на страницах «Московских новостей» и «Труда».

На наш взгляд, в настоящее время актуальным является изучение особенностей телевизионной критики именно с точки зрения позиций работающих в данной области авторов. Что они считают приемлемым в практике деятельности современного ТВ, а что – нет? На какие аргументы опираются? И вообще – каковы ценностные ориентации телевизионных критиков? Мы полагаем, что речь о качестве критики как таковой необходимо вести не только на основании количественных данных тематического разнообразия, оценочных предпочтений медийных аналитиков, но и принимать во внимание авторские подходы к анализу медиатекстов, а также заложенные в выступления смыслы (в том числе и скрытые).

Какие же аспекты могут повлиять на работу медийных критиков? До настоящего времени в отечественной научной литературе, посвященной проблемам журналистской критики, отдельно не анализировались аспекты, влияющие на деятельность медийного критика. Частично о них речь идет в монографиях А.В. Федорова, посвященных проблемам медиаобразования [2]. Журналистская критика (медиакритика) является его составной частью, но в научных трудах этого ученого больше говорится о факторах, воздействующих на медиапедагогов средних и высших образовательных учреждений. Здесь есть некоторые точки соприкосновения, выраженные главным образом в группе профессионально-личностных факторов.

Мы выделили четыре группы факторов, которые влияют на деятельность медийного (в том счиле и телевизионного) критика. Это:

- группа профессионально-личностных факторов, куда можно отнести фактор авторского целеполагания, фактор уровня образованности критика, фактор развития его профессионального мастерства, фактор желания автора сделать качественный анализ медийного произведения, фактор авторских представлений о назначении критики как рода творческой деятельности и фактор публичного выступления.

- В группу творческих факторов мы включили: фактор вида критики (научно-экспертная, профессиональная, гражданская, массовая), фактор типа критики (проблемно-постановочный, комментирующий, рецензирующий, «желтый»), фактор жанра произведения критика, фактор учета потенциальной аудитории опубликованного медиатекста, фактор функциональной доминанты выступления критика и фактор содержания анализируемого произведения.

- К группе конъюнктурно-этических факторов мы относим аспекты, не связанные с индивидуальными представлениями творческой личности о назначении критики как таковой и с уровнем познаний в данной области деятельности. На авансцену здесь выходит такой коллективный «игрок», как журналистское сообщество. Именно оно решает: считать ли медийного критика журналистом, а не изгоем, можно ли ему доверять или лучше игнорировать все его выступления. На наш взгляд, здесь на критика влияют следующие факторы:

1) фактор принадлежности конкретного СМИ к учредителю;

2) фактор отношения коллег по редакции к деятельности критика;

3) фактор уровня реакции профессионального сообщества на творчество медийного критика.

- Последняя группа названа нами группой социально-общественных факторов. Сюда входят: а) фактор восстребованности критики в обществе и б) фактор соотвествия медиакритики тенденциям, а также моде времени.

Указанные факторы в той или иной степени влияют и на творчество телевизионного критика «Литературной газеты» Александра Кондрашова. С середины 2000-х годов Кондрашов является редактором отдела «Телеведение» «Литературной газеты».

Этот отдел представляет собой отдельную полосу, которая еженедельно наполняется не одним, а несколькими материалами, подготовленными не только сотрудниками «Литературной газеты», но и известными деятелями культуры и искусств, учеными. Стоит отметить постоянную рубрику «А вы смотрели?», составленную по письмам телезрителей, которые выступают с краткими репликами или мини-рецензиями по поводу показа передач или фильмов.

А. Кондрашов регулярно выступает со страниц газеты со своей оценкой современной практики вещания основных федеральных телеканалов. Изучая материалы отдела «Телевидение» можно сделать вывод, что «Литературке» есть дело до всего, что касается отечественного телевидения. Предмет исследования здесь широк: от экспертизы качества художественного уровня конкретного проекта; проблем, связанных с нарушением работниками ТВ профессиональной этики журналиста; выявления искажений фактов в документальных фильмах и сериалах, до выявления манипулятивных приемов со стороны телевизионщиков и оценки представления картины мира в отражении сквозь призму коммерческого телевидения.

В ходе исследования мы проанализировали публикации Александра Кондрашова в «Литературной газете», помещенные в раздел «Телеведение», за период с 1 января 2008 г. по 1 октября 2011 г. Всего за этот период телекритиком было опубликовано 67 статей, подписанных как своим настоящим именем, так и инициалами «А.К.» Все его материалы мы классифицировали по нескольким сформулированным нами направлениям, в зависимости от преобладающей темы выступления. Результаты классификации представлены в далее.

Классификация публикаций А. Кондрашова по тематическим направлениям за период 2008 – 2011 гг. (в скобках указан год):

Тематическое направление «Анализ главных событий теленедели» – 4 (2008); 4 (2009); 1 (2010) и 5 (2011*). Всего 14 выступлений.

Тематическое направление «Низкий художественный уровень телевизионных передач» – 4 (2008); 1 (2009); 6 (2010) и 2 (2011*). Всего 13 выступлений.

Тематическое направление «Проблемы соблюдения профессиональной этики журналиста в телепередачах» – 0 (2008); 0 (2009); 0 (2010) и 2 (2011*). Всего 2 выступления.

Тематическое направление «Рецензии (реплики) на телепередачи» – 8 (2008); 3 (2009); 8 (2010) и 8 (2011*). Всего – 27 выступлений.

Тематическое направление «Творческие портреты тележурналистов» – 0 (2008); 0 (2009); 1 (2010) и 1 (2011*). Всего 2 выступления.

Тематическое направление «Телевидение и политика» – 1 (2008); 1 (2009); 0 (2010) и 0 (2011*). Всего 2 выступления.

Тематическое направление «Развлечения на телеэкране» – 1 (2008); 0 (2009); 0 (2010) и 0 (2011*). Всего 1 выступление.

Тематическое направление «Телевидение и спорт» – 1 (2008); 0 (2009); 1 (2010) и 0 (2011*). Всего 2 выступления.

Тематическое направление «Перспективы развития отечественного телевидения» – 1 (2008); 0 (2009); 1 (2010) и 0 (2011*). Всего 2 выступления.

Тематическое нпаравление «Оппонирование тележурналистам (коллегам)» – 1 (2008); 1 (2009); 0 (2010) и 0 (2011*). Всего 2 выступления.

Всего материалов – 21 (2008); 10 (2009); 28 (2010) и 18 (2011*). Итого: 67 творческих работ.

*Период мониторинга публикаций А. Кондрашова в 2011 г. составил не 12 месяцев, а только 9: с января по октябрь.

Как мы видим, больше всего выступлений за хронологические рамки исследования телекритик опубликовал в 2008 году. Однако есть основания предполагать, что до конца 2011 г. этот показатель будет им перекрыт. Практически все материалы содержат в себе либо констатацию, либо анализ проблем функционирования современного федерального телевидения. На наш взгляд, это говорит о том, что телекритика не оставляет равнодушным нынешняя практика ТВ-вещания.

Рассмотрим, каким образом Кондрашов старается привлечь и удержать внимание аудитории.

Во-первых, образными заголовками. Все они содержат оценку фактов и явлений, о которых идет речь в публикации, а также соответствуют выраженной в тексте мысли автора. Как показывают наши наблюдения, оценка эта почти всегда является негативной. Примеры: «Ставка на толпу?» (проблема ориентации телевизионного контента на невзыскательного зрителя, приученного потреблять «желтую» информацию о знаменитостях); «Самое страшное для них – правда» (о необходимости введения общественного наблюдательного совета за содержанием телепередач); «Кощунства и нежности» (впечатления телекритика от программ, вышедших в эфир на минувшей неделе); «Установки и реконструкции» (обсуждение приемов манипулирования общественным мнением в показанном НТВ фильме «Ржев. Неизвестная битва маршала Жукова»).

Во-вторых, обсуждением таких проблем современного телевидения, которые с течением времени приобрели характер «долгоиграющих». К примеру, заполнение эфира зарубежной продукцией невысокого качества; трансформация телевизионных жанров; разрушение традиционных российских ценностей и их вытеснением с помощью пропаганды капиталистических приоритетов; проникновение на экран жаргонизмов и слов из воровского лексикона; снижение уровня профессионального мастерства и ответственности телевизионных журналистов; многочисленные нарушения морально-этических норм по отношению как к собеседникам, так и к телезрителям; ориентация вещания на получение сиюминутной финансовой прибыли; практически полное вытеснение из федерального эфира просветительских передач. Перечень освещаемых проблем можно продолжить. Суммируя их, констатируем: Александр Кондрашов рассуждает о темах, которые на слуху у аудитории. Из контент-анализа его статей видно, что телекритик редко углубляется в анализ художественных приемов подачи информации. Ставка сделана на критический взгляд на содержание телевизионных передач.

В-третьих, все тексты Александра Кондрашова очень эмоциональны. В них содержится много средств художественной выразительности: сравнения, эпитеты, метафоры, олицетворения, эпизодически можно встретить аллегорию. Также используются неологизмы, слова из профессиональной лексики журналистов, просторечия и иногда жаргонизмы. Критик часто цитирует некоторые услышанные по телевизору предложения или диалоги. Причем некоторые сравнения хоть и выразительны, образны, несколько натуралистичны, но, на наш взгляд, их использование не может быть признано уместным на страницах «Литературной газеты». Мы имеем в виду жургонизмы и просторечия, которые иногда в публикациях себе позволяет А. Кондрашов [3]. Набор указанных средств применяется для оживления повествования, а также упрощения восприятия написанного. С помощью тропов постепенно создается отрицательный образ федерального телевидения. Телевидения, работники которого забыли об интересах обычных жителей страны.

В-четвертых, многие выступления А. Кондрашова заканчиваются конкретным выводом-предложением о том, какие меры необходимо принять, чтобы начать исправление ситуации. Согласно мнению телекритика, в том, что ТВ в течение долгих лет обслуживает интересы учредителей и рекламодателей, виноваты сами телевизионщики, поскольку им не следовало «прогибаться» под рейтинг. Погоня за сверхприбылью от рекламы отвлекает журналистов от творчества – убежден Кондрашов. Вместо просветительских передач эфирное время будет отдано проектам, рассчитанным на массового зрителя, например, реалити-шоу. По мысли обозревателя, спасти телевидение от засилья пошлости и бессмыслицы должно исключительно государство, создав условия для осуществления общественного контроля над содержанием телевизионных передач.

В-пятых, автор, детально освещая проблемы, в конце своих выступлений непременно обобщает их и пытается дать прогноз, к каким последствиями в обществе может привести каждая из них. Возможно, он намеренно драматизирует ситуацию, чтобы показать значимость каждого вопроса. Главным образом речь идет о таких проблемах, как: падение у населения страны интереса к чтению; потребление простых, не заставляющих думать, телепроектов, в то время, когда просветительские программы остаются востребованными лишь небольшой частью зрителей; снижение и без того невысокого уровня критического восприятия медиатекстов и так далее. Каждая проблема на страницах газеты получает представление в качестве социальной, касающейся большинства телезрителей. А если это так, то, как полагает А. Кондрашов, государство должно взять на себя право защиты аудитории от творимого телевизионными чиновниками произвола, потому что она тоже отчасти виновата в сложившемся положении. Работа в данном направлении должна начаться незамедлительно.

В-шестых, Кондрашов много критикует ТВ. Поводы для похвалы случаются крайне редко. Занимая обличительную позицию, он, скорее всего, будет соответствовать ожиданиям большинства своих читателей, поскольку критиковать всегда легче, чем поддерживать. Проведенный нами контент-анализ статей А. Кондрашова позволил сделать следующий вывод: за период творческой деятельности в «Литературной газете» телекритиком был сформирован критический дискурс в анализе практики деятельности федерального телевидения, который, на наш взгляд, можно сформулировать так: выявление и конкретизация проблем вещания федерального ТВ.

Оценочнные предпочтения телевизионного критика за хронологический период исследования представлены далее.

Положительная оценка: 6 (2008); 1 (2009); 2 (2010) и 3 (2011*). Всего 12 публикаций (17,9% от обшего количества статей).

Нейтральные работы: 5 (2008); 5 (2009); 6 (2010) и 7 (2011*). Всего 23 публикации (34,3%).

Отрицательная оценка: 10 (2008); 4 (2009); 10 (2010) и 8 (2011*). Всего 32 публикации (47,7%).

ИТОГО: 21 (2008); 10 (2009); 18 (2010) и 18 (2011*). Всего 67 публикаций.

Период мониторинга публикаций А. Кондрашова в 2011 г. составил не 12 месяцев, а только 9: с января по октябрь.

Таким образом, контент-анализ статей Кондрашова поаволил сделать вывод, что в большинстве его выступлений преобладает отрицательная оценка современному телевизионному контенту и работе некоторых телевизионных персон. Разница между негативно окрашенными публикациями и выступлениями без преобладания конкретной оценки невелика: всего 13,4%. В тех статьях, где мы не смогли выявить преобладание конкретной оценки, критик старался сохранить объективность – за что-то он хвалил телевидение, а за что-то ругал. Почти в каждой пятой работе Кондрашова – поддержка определенных начинаний на ТВ. Этот массив публикаций с положительной оценкой образован, в основном, за счет рецензий или реплик на кинофильмы, игру актеров в них.

Указанные данные позволяют сделать вывод: несмотря на то, что со страниц «Литературной газеты» очень часто в адрес работников федеральных телеканалов идет поток критики, в выступлениях А. Кондрашова есть попытки объективного взгляда на «телерепертуар». Нельзя говорить о подавляющем большинстве его публикаций с отрицательной оценкой контента федеральных телеканалов: их чуть меньше половины от общего числа статей.

Теперь рассмотрим ценностные ориентиры Александра Кондрашова, которые он отстаивает в своих произведениях. Внимательно прочитав все его 67 публикаций о телевидении, мы попытались сформулировать ценностные установки в зависимости от тех или иных тематических линий каждого текста. Результаты предствлены далее.

Ценностные ориентиры в авторской позиции телевизионного критика А. Кондрашова* (в скобках указан год):

1. Ценностная ориентация** «ТВ должно работать на зрителя, а не рекламодателя»: 10 (2008); 8 (2009); 7 (2010) и 4 (2011). Всего 29 публикаций.

2. Ценностная ориентация «Отстаивание традиционных российских ценностей»: 11 (2008); 5 (2009); 6 (2010) и 6 (2011). Всего 28 публикаций.

3. Ценностная ориентация «Уважение истории»: 12 (2008); 3 (2009); 6 (2010) и 1 (2011). Всего 21 публикация.

4. Ценностная ориентация «Уважение классики»: 9 (2008); 2 (2009); 2 (2010) и 6 (2011). Всего 19 публикаций.

5. Ценностная ориентация «Качественная игра актеров и работа телеведущих»: 6 (2008); 4 (2009); 4 (2010) и 5 (2011). Всего 19 публикаций.

6. Ценностная ориентация «Предоставление аудитории обективной информации»: 1 (2008); 2 (2009); 9 (2010) и 5 (2011)ю. Всего 17 публикаций.

7. Ценностная ориентация «Необходимость освещения подлинно важных событий»: 3 (2008); 2 (2009); 4 (2010) и 3 (2011). Всего 12 публикаций.

8. Ценностная ориентация «Человек как объект внимания со стороны ТВ»: 7 (2008); 1 (2009); 2 (2010) и 1 (2011). Всего 11 публикаций.

9. Ценностная ориентация «Политический «климат» без идей либерализма»: 0 (2008); 3 (2009); 1 (2010) и 7 (2011). Всего 11 публикаций.

10. Ценностная ориентация «Телеконтент без сцен жестокости»: 2 (2008); 1 (2009); 1 (2010) и 2 (2011). Всего 6 публикаций.

11. Ценностная ориентация «Необходимость государственного регулирования телеконтента»: 2 (2008); 1 (2009); 2 (2010) и 0 (2011). Всего 5 публикаций.

12. Ценностная ориентация «Привлечение молодежи к телеэкрану»: 4 (2008); 0 (2009); 0 (2010) и 0 (2011). Всего 4 публикации.

13. Ценностная ориентация «Вера в исправление сложившейся политической ситуации»: 1 (2008); 0 (2009); 1 (2010) и 0 (2011). Всего 2 публикации.

*Ценностные ориентиры указаны в порядке убывания. В одной публикации А. Кондрашова могли содержаться одна или несколько ценностных ориентиров.

**Формулировки ценностных ориентиров телекритика носят дискуссионный характер.

Как мы увидели, всего в статьях А. Кондрашова, опубликованных за хронологический период исследования, отмечено 184 случая проявления ценностных ориентиров. Основными из них являются следующие установки: телевидение должно работать на зрителя, а не на рекламодателя; отстаивание традиционных российских ценностей (семья, общественная деятельность, коллективизм, взаимовыручка, трудолюбие и другие), которые, увы, все реже пропагандируются с телеэкрана; уважение истории страны и ее классики (прежде всего, литературной). Несмотря на то, что данные ценностные ориентиры являются лидерами в авторской позиции телекритика, контент-анализ показал, что за период с 2008 по 2011 гг. их численность в публикациях сокращалась. На наш взгляд, данная тенденция может говорить о двух предположениях. Во-первых, телевизионный критик, последовательно отстаивая конкретные ценностные ориентиры в своих выступлениях и видя, что телевизионные продюсеры не реагируют на его критику и замечания других обозревателей, постепенно утрачивает веру в то, что его публикации могут быть эффективным средством регулирования телевизионного контента и переориентации внимания телеменеджеров на интересы зрителей. Во-вторых, продюсеры телекомпаний учли мнения телекритиков и теперь нет смысла постоянно напоминать с газетных страниц о том, что телевидение функционирует для зрителя. Однако проанализировав статьи А. Кондрашова, мы пришли к выводу, что наше первое предположение может быть ближе к истине. Наряду с отстаиванием традиционных ценностей, присущих жителям нашей страны, критик стал продвигать в своих текстах другие идеи, например, постоянно критиковать носителей либеральных идей за их неспособность повести за собой народ и изменить страну [4].

Как показал анализ материалов А. Кондрашова, все его выступления, отнесенные нами к таким тематическим направлениям, как «Анализ главных событий теленедели», «Низкий художественный уровень телепередач», «Проблемы соблюдения профессиональной этики журналиста в телепередачах», «Телевидение и развлечения», «Телевидение и спорт» имеют социальный контекст. Это и понятно, поскольку «критика СМИ познает социальную реальность в целях выявления степени адекватности и полноты отражения, соотнося при этом картины и образы действительности, сформированные средствами массовой информации, с объективной реальностью», а также «определяет степень социального реализма средств массовой информации как степень соответствия отображаемых ими явлений и процессов жизни общества реальным общественным феноменам. Изучение идеальной реальной степени ее социального реализма неразрывно связано в медиакритике с познанием общества, социальных явлений и процессов, поскольку именно исследование социальной практики и взаимодействия общества со средствами массовой информации дает ключ к исследованию картины мира, отображаемой в печатной и электронной прессе» [5]. То есть Александр Кондрашов представляет читателям специфику той сложившейся в настоящее время в России общественной и социально-политической ситуации, в рамках которой функционируют федеральные телекомпании.

В значительной части своих публикаций телекритик отстаивает интересы зрителя. Он не может смириться, что для руководства телевизионных компаний главными сейчас являются рейтинг и рекламодатель, диктующие свои условия. По его мнению, на экране культивируются алчность, индивидуализм, стремление подставить друг друга ради сиюминутной выгоды и т.д., тогда как просветительских передач – единицы. На всех каналах одно и то же. «Зачем нужна калалы-дублеры одинакового формата с одинаковыми шоу? Зачем распылять рекламные деньги по многим каналам, когда их можно сосредоточить на немногих лучших? Зачем вообще безоглядно подчинять российское ТВ рейтингу? Тем более что ему в отличие от других стран у нас нет никакого общественного противовеса. Почему бы наконец не отправить все развлекалово куда-нибудь в кабель?», – возмущается Кондрашов. По его мнению, «корень зла – бабло» [6].

В наблюдаемой стандартизации форматов критик видит и социальную проблему: российское ТВ само готовит зрителя к поражению не только в культурном плане, но и в возможном противостоянии с террористами. В статье «Готовность к поражению» он пишет: «Мы нравственно демобилизованы, обществу навязан культ личной выгоды – деньги любой ценой. Презрение к труду и трудящимся. К народу. В первую очередь к русскому, у других этносов есть общины, традиции, тейпы, землячества – защита, а мы по привычке уповали на родное государство – пронадеялись. На повестке дня другие тренды. Вместо обещанной всерьез и надолго модернизации срочно готовится новая волна приватизации. … Несмотря на протесты лучших людей России, наносится удар за ударом по образованию: высшему, а теперь еще среднему и специальному художественному. Из школ изгоняется великая русская литература, топорно обходятся с нравственными основами народной жизни. Абсолютно неудивительны в этом антикультурном контексте разгильдяйство и коррупция милиции (озабоченных только наживой – неозабоченных система изгоняет), а также стихийные выступления обездоленной, лишенной корней и идеалов, родившейся в 90-е и взращенной ящиком молодежи. … Кто с ТВ осуждает это циничное роскошество некоторых наших олигархов? Никто» [7].

Как видно из статистики ценностных предпочтений Кондрашова, на протяжении периода исследования телевизионный критик периодически отстаивает в своих выступлениях такие ценности, как «Телеконтент без сцен жестокости» (насилие на экране может стать примером для подражания в реальности [8]). Проблема необходимости освещения важных событий, на наш взгляд, кореллирует с ценностной установкой «ТВ должно работать на зрителя, а не на рекламодателя», поскольку этим А. Кондрашов дает понять аудитории, что за показом гламурных сцен и передач телевидение перестало замечать подлинно важные, касающиеся миллионов людей, события. Они случаются часто, но в «повестке дня» федеральных телеканалов (за исключением канала «Культура») им не находится места. В результате у телезрителей могут сформироваться искаженные представления о действительности, а также трансформироваться критерии определения хорошего и плохого. По мысли Кондрашова, такого человека можно убедить в чем угодно [9].

Из статистики ценностных предпочтений критика явствует, что почти в половине всех статей А. Кондрашова за период 2008-2011 гг. преобладала отрицательная оценка практике функционирования федеральных телекомпаний. Поэтому нам представляется вполне понятным тот факт, что самыми редко эксплуатирующимися в творчестве данного телекритика являются ценностные ориентиры «Привлечение молодежи к телеэкрану» и «Вера в исправление сложившейся политической ситуации». Та общая отрицательная оценка практики вещания современного федерального ТВ и социально-политической ситуации в стране, в контексте которой это самое вещание осуществляется, думается, пока не дает повода для оптимистического взгляда в будущее. В своих публикациях критик сожалеет, что молодежь перестает смотреть телевизор, уходит в Интернет, а если и отдает предпочтение «голубому экрану», то ненадолго и главным образом для развлечений. Основная идея А. Кондрашова в таких выступлениях заключается в том, чтобы вернуть внимание молодежной аудитории к телевидению, заинтересовав ее оригинальными, креативными и просветительскими проектами [10].

Если одни ценностные ориентиры телекритика за хронологический период исследования ослабли, некоторые другие остались на прежнем уровне, то в третьи за последние четыре года только начили проявляться. Мы говорим о таких ориентирах как «Предоставление аудитории объективной информации» и «Политический «климат» без идей либерализма». Оба они предложены в результате постоянных наблюдений телекритика не только за телевизионным контентом, но и за обстановкой в стране. Выводы обозревателя, как правило, неутешительны. Ценность объективной информации для Кондрашова является очевидной, поскольку, по его мнению, большинство из того, что и как освещается на ТВ, представляет собой либо политический либо самопиар, а то и вовсе информацией не является [11, 12]. Критик убежден, что зритель имеет право получать объективные и полезные ему сведения, а не быть свидетелем чужих разборок и скандалов.

Ценностный ориентир «Политический «климат» без идей либерализма» сформирован на едва ли не полном отвержении телекритиком идей и поступков тех политиков и общественных деятелей, которых относят к либеральному лагерю. Знакомясь с выступлениями Кондрашова понимаешь, что он отрицательно относится к сложившейся в настоящее время социально-политической обстановке в стране, а также к людям, развалившим СССР и разрешившим частную собственность. Главным виновником случившегося он считает первого президента России Б.Н. Ельцина. Вот, например, впечатления Кондрашова от просмотра фильма о Ельцине, транслировавшегося на канале «ТВ Центр»: «Несколько растерянный, раздраженный, вскоре ставший полновластным «хозяином земли Русской», а тогда, еще до развала Союза, абсолютно не знавший, что, собственно, делать, куда идти. … Вообще перечисление заслуг было необычайное. Не раз, например, говорилось о том, что БН спас страну от гражданской войны. Помилуйте, захотелось наконец воскликнуть, ну это уж чересчур даже для юбилейного фильма. Разве спас? Как раз не спас, а именно вверг страну в страшную, кровавую междоусобицу. Расстрел парламента в октябре 1993-го, им начатая вскоре чеченская война и последовавший вслед за тем террористический кошмар... А наибольшее количество погибших – жертвы криминального беспредела, жертвы того именно бандитского капитализма, который построен под руководством БН». Утверждается, что в 1990-е годы только в России убитых оказалось около 800 тысяч [13].

В этой связи отметим также несколько публикаций Кондрашова, сделанных под впечатлением от ток-шоу («Суд истории», «К барьеру!», «Исторический процесс»), в которых представители так называемого либерального лагеря дискутировали со сторонниками иных политических взглядов. В своих выступлениях телекритик, отмечая постоянные поражения представителей либерального лагеря, упрекает их в следовании идеям «дикого капитализма», доведения населения страны почти до нищенского состояния и т.д. [14] Таким образом, обозреватель, анализируя телевизионный контент в контексте социальных, а также политических аспектов развития России, старается объяснить читателям, что корень причин регулярных поражений «либералистов» в утрате доверия к ним со стороны обычных граждан. Проанализировав содержание его статей, мы обратили внимание на ностальгию критика по советскому времени, проявляющуюся в смысловом контрасте: сейчас в стране криминал, расслоение на богатых и бедных, культ денег, агрессия, а в СССР такое если и было, то на экраны не выносилось.

Итак, в результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам.

1. Александр Иванович Кондрашов – постоянный автор «Литературной газеты». На протяжении нескольких лет является редактором рубрики «Телеведение» в указанном издании, регулярно выступая в рубрике со своими аналитическим работами.

2. Публикации данного телекритика, выявленные нами за хронологический период исследования (всего 67), мы разделили на группы в зависимости от содержащихся в них проблемно-тематического аспекта. Больше всего текстов оказалось в таком тематическом направлении, как «Рецензии (реплики) на телепередачи» (27), далее со значительным разрывом идут направления: «Анализ главных событий теленедели» (14 статей) и «Низкий художественный уровень телевизионных передач» (13). Контент-анализ публикаций А. Кондрашова позволяет говорить о том, что ему есть дело как до собственно творческих вопросов вещания современных федеральных телекомпаний, так и до исследования социального контекста, в рамках которого развивается российское телевидение как средство массовой информации.

3. Отрицательная оценка телевизионному контенту в творчестве А. Кондрашова преобладает над положительной более чем в два раза. Нами выявлено также 34,3% его выступлений, в которых имеется как положительная, так и отрицательная оценка телевизионному «репертуару». Причем выявить преобладание одной не представлялось возможным по причине примерно равного количества строк, отведенных критиком как для положительной, так и для отрицательной оценки практики вещания ТВ. Такие публикации мы включили в группу с так называемой нейтральной оценкой. Широкая оценочная палитра, на наш взгляд, говорит о том, что телекритик Кондрашов старается не только указать читателям и работникам телевидения на их ошибки, но и выявить удачные примеры телевизионной практики, показать ориентир, в каком направлении необходимо развиваться. К сожалению, контент-анализ показал, что критик увидел не так много положительных примеров.

4. В каждом выступлении А. Кондрашова, в его авторской позиции, вне зависимости от жанра проявляются некоторые ценностные ориентиры. Содеражтельный анализ текстов позволил сделать вывод, что одни ценностные ориентиры выражены сильнее, другие – слабее. Довольно часто в своих публикациях Кондрашов отстаивает традиционные ценности, присущие жителям нашей страны (коллективизм, семья, трудолюбие, взаимовыручка и другие), с сожалением констатируя, что они в настоящее время замещены на экране культом денег, насилием, индивидуализмом и т.д. Телевизионный критик понимает, что насаждаемые телевидением современные ценности позволяют делать рейтинг передачам и, соответственно, дороже продавать эфирное время под рекламу. Обозреватель «Литературной газеты» убежден, что телевидение функционирует в первую очередь для обычного зрителя, которого нужно не только разлекать, но и честно, объективно информировать, а также просвещать. По мнению Кондрашова, именно человек с его заботами и радостями должен быть в центре внимания ТВ. Не стоит опасаться и экспериментов. Но у нас все пока «от лености, равнодушия и трусости телепродюсеров, которые бесстыдно вкручивают до полного отвращения раскрученные бренды, … ничто новое, настоящее, глубокое, живое, талантливое ими не востребовано, а смелого и честного они смертельно боятся» [7].

За хронологический период исследования одни ценностные ориентиры в статьях А. Кондрашова стали постепенно дополняться другими. Например, он выступает за предоставление аудитории объективной информации, а не осущестление агитационной работы с ней, а также все чаще в интонации телекритика проявляется ностальгия по доперестроечному периоду. Данный вывод сделан нами на основании следующих индикаторов: критика деятельности первого президента РФ Б.Н. Ельцина; обвинение олигархов в доведении народа до полунищенского состояния, развале промышленного сектора экономики; искажение истории – интерпретация фактов журналистами не такая, какой была в советское время.

Таким образом, в своих выступлениях Александр Кондрашов постоянно отстаивает традиционные ценности, просвещая аудиторию в вопросах функионирования телевидения как вида СМИ. Увы, критику не удается организовать конструктивный публичный диалог по обсуждению проблем, связанных с практикой вещания федеральных телекомпаний. Можно сколько угодно изучать публикации Кондрашова и других телевизионных критиков, а затем, включив телевизор, понять, что почти все их монологи в печати пока остаются без внимания со стороны телевизионного начальства. Это проблема всей телевизионной критики в России.

Список литературы и источников

1. Короченский А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. – Ростов-н/Д: Международный институт филологии и журналистики, 2002. – 272 с.

2. См., например: Федоров А.В. Этический анализ процессов функционирования медиа в социуме и медиатекстов на занятиях в студенческой аудитории // Журналистика и медиаобразование-2008: сб. трудов III Междунар. науч.-практ. конф. (Белгород, 25-27 сентября 2008 г.): в 2-х т. Т. 1/ Под ред. проф. А.П. Короченского. – Белгород: БелГУ, 2008. – С. 269 – 273; См. также: Федоров А.В. Развитие медиакомпетентности и критического мышления студентов педагогических вузов. – М.: Изд-во ВПП ЮНЕСКО, 2007. – 616 с.; Федоров А.В. Медиаобразование и медиаграмотность. – Таганрог: Изд-во Кучма, 2004. – 340 с.

3. См., например: Кондрашов А. Заговор пофигистов // Литературная гзета. – 2008. – № 41. – С.10; См. также: Кондрашов А. Некому сказать «Цыц!» // Литературная газета. – 2008. – № 7. – С.10.

4. См., например: Кондрашов А. Великое смешное // Литературная газета. – 2008. – № 18. – С.10.

5. Короченский А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. – Ростов-н/Д: Международный институт филологии и журналистики, 2002. Доступно также на:

6. Кондрашов А. Какие наши гады // Литературная газета. – 2011. – № 32-33. – С.10.

7. Кондрашов А. Готовность к поражению // Литературная газета. – 2011. – № 4. – С.10.

8. Кондрашов А. ТЭФИ – коллективный Дориан Грей // Литературная газета. – 2010. – № 38. – С.10.

9. Кондрашов А. экран как плесень // Лтературная газета. – 2010. – № 23. – С.10.

10. Кондрашов А. Большая попса и бедные люди // Литературная газета. – 2008. – № 46. – С.10.

11. Кондрашов А. Кощунства и нежности // Литературная газета. – 2009. – № 5. – С.10.

12. Кондрашов А. Glastnost против Гласности, или Ящик палача // Литературная газета. – 2010. – № 51. – С.10.

13. Кондрашов А. Лишний народ? // Литературная газета. – 2011. – № 5. – С.10.

14. Кондрашов А. Молись и кайся! // Литературная газета. – 2011. – № 9. – С.10.





 

Казанский государственный университет