Персональный сайт Романа Баканова
 
О себе Научные статьи Тезисы докладов Газетные публикации Учебные материалы Электронная хрестоматия Ссылки Литература по медиакритике
 

Телевизионная критика в федеральной прессе 2000 гг.

Цит. по: Баканов Р.П. Телевизионная критика в федеральной прессе 2000 гг. // Материалы VIII Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» // Гуманитарные и социальные науки, образование. Часть IV / Отв. ред.: Лебедева С.Н., Исакова Т.Б., Житенев Т.Е., Стариннова Т.Б., Денисова Г.Л. – Тольятти: Волжский университет им. В.Н.Татищева, 2011. – С. 3 – 11.

Баканов Р.П., кандидат филологических наук, Казанский (Приволжский) федеральный университет, rbakanov@yandex.ru


«Перешагнув» порог своего десятилетнего существования, российская возрожденная телекритика перенесла в первое десятилетие XXI века все то, что приобрела в 1990-х годах. Если во второй половине 1980-х гг. это направление возрождалось практически с нуля (редко у кого из авторов был опыт анализа творческих проектов и, в частности, телевизионного содержания), то к началу XXI века оно представляло собой определенную тематическую линию в федеральной периодической печати. Вкратце отметим характеристики, которыми обладала ТВ-критика к 2000 году.

1. Сложившийся состав авторов. Некоторые из них (такие, как А.Вартанов, И.Петровская, Ю.Богомолов, А.Кондрашов, К.Ковалев, С.Тарощина, С.Фомин) имели опыт критической деятельности десять и более лет и понимали сущность критики именно как исследовательского процесса, стремления раскрыть положительные и отрицательные стороны передач, корректно проводить сравнительный анализ, искать в деятельности современного ТВ рациональное, а не только отрицательное. Вместе с указанными авторами, в телекритику во второй половине 1990-х годов пришли новые авторы. Они в своих выступлениях были менее последовательны, не столь принципиальны, как критики более старшего возраста, в отстаивании интересов телезрителей. Эти обозреватели ориентировались в большей степени на собственные эмоции, чем на аргументы, доказывающие их правоту. В каждом наиболее тиражном издании был свой телевизионный критик. Да, авторы периодически переходили из одного печатного СМИ в другое, но их «творческий почерк» от этого не менялся. Собственный стиль некоторых опытных критиков был заметен, они заслужили авторитет аудитории.

2. Многие из федеральных газет имели постоянные рубрики (некоторые издания даже по две или три), в которых речь шла о телевидении. Мы выявили всего около тридцати разных по объему рубрик. Одни представляли собой авторские колонки в 150 строк, другие редакции отводили под телевизионную тему четверть страницы, полполосы и даже отдельные полосы газеты. Например, рубрика «ТВ и мы» в «Литературной газете» временами достигала полутора, а то и двух страниц за один выпуск. Как правило, рубрики имели четкую периодичность и конкретное место на полосе. Это делалось для того чтобы постоянный читатель без труда смог найти выступление по актуальным проблемам ТВ интересного ему автора.

3. Телевизионная критика стала отдельным родом занятий, позволяющим авторам зарабатывать себе на жизнь. Как правило, многие из них кроме разговора о телевизионных проектах, ни в каких других направлениях не проявлялись. Однако такие авторы, как И.Петровская, С.Муратов, А.Качкаева, иногда А.Вартанов и Ю.Богомолов выступали и продолжают выступать в качестве экспертов по телевидению не только с газетных полос или участвуя в специальных радиопередачах, но и вузовских аудиториях, на различных профессиональных конкурсах и фестивалях. ТВ-критика постепенно становится публичной сферой деятельности, периодически привлекающей к себе внимание журналистов-практиков, в основном, со стороны телевидения.

4. Эпизодически возникающие в отраслевой прессе дискуссии о том, насколько необходима современной журналистике критика и, в частности, нужна ли она работникам телевидения. Как видно из анализа публикаций, обсуждения проводились по одной «схеме». Кто-то из работников телевидения, обиженный определенным высказыванием критика, в одном из своих интервью, при первом удобном случае, напомнит оппоненту, что, дескать, мои-то проекты пользуются популярностью у зрителей, о чем свидетельствует стабильно высокий рейтинг, а вот попробовал бы он сам создать и «раскрутить» собственную передачу… Иногда бывало еще жестче: работники телевидения старались дать понять аудитории, что нынешние телекритики – неудачники в журналистике, которые не способны сделать ничего оригинального, а могут только злорадствовать по поводу чужих неудач. Задетый обозреватель, естественно, начинал искать трибуну для ответа. Как правило, ей становилась его собственная регулярная колонка (рубрика) в газете, в которой он на примерах старался показать несостоятельность мысли своего информационного соперника, иногда упрекал его в сознательном обмане аудитории, самоутверждении за счет медиакритика, рассуждая о необходимости сохранения и развития просветительской функции телевидения. Спустя некоторое время после ответа оппонент «награждал» телевизионного аналитика званием «ретрограда». На том словесное противостояние заканчивалось. Увы, такая практика характерна и для журналистики конца первого десятилетия XXI века. В ней нет дискуссии о предназначении критики как таковой, а есть лишь факты несогласия журналистов-практиков с анализом своей работы. Проблемы отсутствия единых критериев для проведения исследования передач, вопросы этики отношений «критик – объект и субъект критики», а также актуальности телекритики не рассматривались.

5. В выступлениях авторов собственные эмоции часто преобладали над логическими аргументами. На наш взгляд, чтобы запомниться читателю, мало предложить ему свою точку зрения. Необходимо, чтобы она была логически обоснована и содержала не один или два аргумента в пользу критика, а хотя бы около пяти. Мы считаем, что такие авторы, как И.Петровская, Ю.Богомолов, А.Вартанов и некоторые другие телевизионные обозреватели потому и стали лидерами мнений в вопросах, касающихся функционирования телевидения как средства массовой информации, что не только день за днем следят и анализируют содержание передач и тенденции современного телеэфира, но и каждый свой вывод подкрепляют несколькими примерами из практики федерального ТВ. Да, без авторских эмоций любой газетно-журнальных текст вряд ли привлечет внимание многих читателей, но проявления собственных чувств должно быть в меру, не заслонять собой других проблем, о которых можно и нужно говорить. К сожалению, в российской телекритике регулярно встречаются тексты, авторы которых, возможно, в силу недостаточных знаний, ограниченности предоставляемого объема или в силу других причин вместо всестороннего рассмотрения предмета анализа присутствуют только эмоции или назидание в сторону работникам телевидения по форме «это хорошо, а вот это – плохо». Далеко не всегда критики предоставляют право аудитории сделать самостоятельный вывод о том, что и каким образом должны или не должны освещать журналисты. Мы считаем, что обозреватель должен «подтолкнуть» читателей-телезрителей к индивидуальным размышлениям о процессе функционирования современного медиа. Используя различные средства художественной выразительности, его задача – сделать большинство читателей своими единомышленниками.

Наше исследование специфики телекритики в российской прессе основано на контент-анализе наиболее тиражных федеральных общественно-политических изданий. Это: «Аргументы и факты», «Аргументы недели», «Время новостей», «Газета», «Газета.ру», «Известия», «КоммерсантЪ», «Комсомольская правда», «Культура», «Литературная газета», «Московский комсомолец», «Московские новости», «Независимая газета», «Новая газета», «Российская газета» и «Труд». Хронологический период – 1 января 2000 г. по 31 декабря 2010 г. Методология исследования: сплошной мониторинг указанных печатных изданиях и online-СМИ («Газета.ру»); сплошной контент-анализ прессы; сравнительно-сопоставительный метод объекта, предмета и критериев оценки телепередач и/или тенденций развития современного российского телевидения, на которые телевизионные критики обращали внимание.

В результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам.

Первое десятилетие XXI века, увы, не стало для телевизионной критики новым этапом развития. На наш взгляд, можно говорить лишь о продолжении становления данного направления среди многообразия тематической палитры общероссийских изданий. Причем, как и в прежние годы, становление телевизионной критики, не говоря уже о медийной критике в целом, в силу ряда причин (неготовность медийного сообщества к откровенному разговору о существующих проблемах; отсутствие регулярной критики в регионах; зацикленность взгляда критиков исключительно на московские телеканалы; отсутствие профессиональной подготовки телевизионных критиков в вузах) происходит крайне медленными темпами.

Трансформация принципов функционирования федерального телевидения не могла не сказаться и на медийной (в частности, телевизионной) критике, ведь она «предполагает конструктивное сомнение, рациональную проверку накопленного обществом коммуникативного опыта на правдивость и ценность, а также способствует организации плодотворного взаимодействия масс-медиа и человека, СМИ и общества. Благодаря критике, осуществляется постоянная ревизия действ социально-культурных и иных нормативов в сфере массовой коммуникации, что способствует обновлению и развитию медиакультуры»[1]. В первом десятилетии нового века критика СМИ по-прежнему присутствует на страницах федеральных изданий, составляя в количественном отношении значительный блок различной информации, которая, к сожалению, до сих пор в полной мере не систематизирована.

Как и в 1990-е годы, почти все выявленные газетные статьи по изучаемому направлению касались функционирования федерального телевидения. Это и понятно: по мнению ученых, сейчас ТВ уверенно занимает первое место среди источников информации для подавляющего процента россиян[2]. Кроме того, данный вид СМИ прочно удерживает лидерство по формированию «повестки дня», способствуя укреплению в сознании человека информационных приоритетов, то есть тех событий, о которых следует думать зрителю. А еще, являясь большой пропагандисткой «машиной», как писал еще в середине 1990-х годов Г.В.Кузнецов, современное телевидение (а вместе с ним и телекритика) постепенно превратились в предмет политики[3].

Пресса 2000-х годов по-разному понимает свои функции в публикации аналитических материалов о ТВ. Регулярные тематические рубрики выходили и продолжают публиковаться как в массовых («Комсомольская правда», «Московский комсомолец»), так и в качественных газетах («Известия», «Российская газета», «КоммерсантЪ», «Литературная газета», «Газета», «Время новостей», «Независимая газета», «Культура»). Время от времени материалы о ТВ появляются в «Аргументах и фактах» и «Аргументах недели». Интервал публикации телекритиков практически во всех изданиях составляет одну неделю. Исключение составляет только «Комсомольская правда», в которой рубрика «Зацепило!» появляется три или даже четыре раза в неделю.

Сравнивая практику критики с 1990-ми годами, на первый взгляд кажется, что она не претерпела изменений. Но если в прошедшем десятилетии о проблемах деятельности СМИ (и главным образом) телевидения газеты писали иногда едва ли не каждый день, то сейчас тема телевизионной критики «дозирована» редакторами не чаще одного раза в неделю и в специальных рубриках. Складывается ощущение, что «индульгенции» на анализ выданы только опытным обозревателям. Даже в массовой прессе специальные рубрики ведут одни и те же авторы. Обычному телезрителю, решившему поделиться наболевшем и рассказать о проблемах печатных или электронных СМИ в газете, будет крайне сложно пробиться на полосу. Хочется думать, что если такие материалы в редакции поступают, то не принимаются они из-за плохого качества рассуждений, а не по каким-то другим причинам.

Однако есть некоторые «отдушины» для телезрителей. Речь идет о постоянных рубриках «Литературной газеты» «А вы смотрели?» и «А нам прислали». Но и здесь заметна ограниченность авторского состава: фамилии самодеятельных критиков время от времени повторяются. В «Комсомольской правде» иногда под рубрикой «Телевизор «КП» помещается подборка читательских мнений как о той или иной передаче, так и о работе телевидения в целом. Краткие реплики копируются из блогов, которые ведут авторы рубрики.

Ситуация, при которой материалам простых телезрителей почти нет места на газетных полосах, привела к исчезновению диалога, обмена мнениями по проблемным вопросам на страницах печатных СМИ. Например, если в середине 1990-х годов, когда «Независимая газета», «Известия» и «Российская газета» начали издавать еженедельники, посвященные телевидению, рядом с колонкой телекритика читатель мог найти несколько писем в редакцию от таких же, как и он, читателей, то на протяжении 2000-х гг. точка зрения телевизионного аналитика осталась на полосе практически в одиночестве. Некоторые издания – «Литературная газета», «Независимая газета», ранее «Московские новости» – проводят опрос известных деятелей политики, культуры и искусства с целью выяснить у них самую понравившуюся / не понравившуюся передачу минувшей недели. Но на «глас народа» их реплики не похожи, так как их авторы – люди творческих профессий и им известны принципы и секреты, по которым создается множество современных передач.

Медийная критика первого десятилетия нового века представлена главным образом критикой телевизионной и в редких случаях радийной. Критики медийных Интернет-проектов, а также деятельности печатных изданий нет. Время от времени в прессе случаются упоминания об определенных нарушениях корпоративной этики со стороны коллег (сюда, в том числе относятся и претензии работников телевидения к телекритикам), но дальше кратких заметок дело не доходит. Получается, что корпоративные конфликты представителей прессы находятся за рамками внимания федеральных общественно-политических изданий. Иногда читатели могут узнать о них из выступлений телевизионных обозревателей, которые постараются объяснить причины случившегося.

Современную телевизионную критику можно сравнить с конвейером, поскольку практически все аналитики работают исключительно в рамках информационных поводов. Принцип таков: вышла передача (фильм) в эфир – критик поговорил о ней, сделав некоторые выводы. В следующей колонке будут обсуждаться другие проблемы, навеянные экраном заканчивающейся недели. Если проект «долгоиграющий», то есть демонстрирующийся на протяжении времени, то разговор о нем продолжается только в том случае, если там появляется что-то важное для общественности. Специфика деятельности критика предполагает постоянный просмотр множества передач. Но из-за того, что, как правило, в газете для телекритики выделяется немного места, обозреватели из нескольких тематических направлений телевизионной недели вынуждены выбирать и освещать наиболее важные, «горячие» вопросы, а также факты и тенденции главным образом этических и морально-нравственных представлений, молчать о которых нельзя.

Знакомясь с текстами, приходишь к выводу, что каждый из критиков руководствуется собственными представлениями о специфике своей работы, о ее цели и задачах. Телевизионные обозрения в периодической печати рубежа десятилетий могут и затрагивать социальные проблемы, и обобщать содержание отдельных программ, и просто формировать оценку отдельному телепроекту. В массовых газетах нередки попытки стеба в адрес авторов передач. Помимо этого, массовые издания пишут главным образом о рейтинговых шоу, которые якобы смотрит большинство населения страны.

Что касается количества публикаций на тему телевидения в изученной нами прессе, то по сравнению с предыдущим десятилетием оно практически не изменилось. За 1990-е годы нами выявлено более четырех с половиной тысяч выступлений критиков. В первое десятилетие нового века телекритика немного не «дотянула» до указанного показателя – отмечено 4483 аналитические работы о ТВ. Причем, если брать общее количество материалов отдельно по годам, то можно видеть, что совокупность публикаций в среднем не дает ни устойчивого роста, ни заметного снижения. Например, в 2006 году в десяти федеральных газетах было выявлено 468 статей, рецензий и обозрений о проблемах ТВ, на следующий год показатель получился несколько выше (571 работа), а за 2008-й – только 535. То есть, на наш взгляд, можно говорить о незначительных общегодовых количественных изменениях, происходящих в телевизионной критике 2000-х годов. Заметим, что речь идет лишь о тех публикациях, в которых содержится оценка телепередачам или телевизионным тенденциям.

Материалы, в которых содержалась оценка качества радиопередач, также исследованы. Однако их численность настолько мизерна (около полутора десятков за десятилетие и только в «Литературной газете»), что мы не систематизировали их по проблемно-тематическому разнообразию. Откликов на эти рубрики газета не публиковала, в Интернете полноценная критика радиопередач также отсутствовала.

Как и в 1990-е годы, медийные аналитики каждого издания предпочитают выбирать свои акценты и точки зрения на предмет отображения. При этом общая отрицательная оценка практике телевизионной деятельности продолжает сохраняться, однако, не так отчетливо, как в последнее десятилетие минувшего века. Лидером по формированию отрицательного взгляда на современное ТВ являются телекритики «Литературной газеты» – газеты, в которой еженедельно публикуется шесть – восемь материалов, содержащих оценку как той или иной передаче, так и тенденциям, характерным для телевидения как вида средств массовой информации. Соответственно, редакция «Литературки» располагает значительным активом авторов, умеющих быстро писать аналитические материалы и, когда необходимо, подменить коллегу. К основному составу добавлен коллектив внештатных сотрудников, которые по «горячим следам» способны подготовить и прислать в редакцию краткую реплику или заметку о передаче. К негативной оценке постепенно «подбирается» большая группа нейтральных материалов. Их авторы затруднились определенным образом выставить оценки увиденным телепередачам. Положительных мнений и рецензий меньше, чем в 1990-е годы. Таким образом, в конце десятилетия пока еще можно говорить о доминировании негативного мнения по отношению к практике деятельности медиа (в частности, телевидения). Если тенденция к увеличению общего показателя нейтральных материалов продолжит увеличиваться, возможно, материалы без оценки могут стать преобладающей группой публикации о ТВ. Можно ли будет в таком случае говорить о медийной критике как таковой, а, скажем, не о журналистике о телевидении?

Библиографический список


1. Короченский А.П. Медиакритика и медиаобразование // Высшее образование в России. – 2004. – № 8. – С.41.

2. См., например, результаты слуедующего опроса: Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1499 от 21.05.2010 г. «Телевидение в нашей жизни». Доступно на: URL: http://wciom.ru/novosti/press-vypuski/press-vypusk/single/13518.html (дата обращения 7.12.2010 г., режим доступа свободный).

3. Кузнецов Г. В двух зеркалах // Журналист. – 1996. – № 12. – С.43.




 

Казанский государственный университет