Персональный сайт Романа Баканова
 
О себе Научные статьи Тезисы докладов Газетные публикации Учебные материалы Электронная хрестоматия Ссылки Литература по медиакритике
 

Телевизионная критика в российских СМИ первого десятилетия XXI века

Цит. по: Баканов Р.П. Телевизионная критика в российских СМИ первого десятилетия XXI века // Актуальные проблемы коммуникативистики в условиях глобализации информационного пространства: материалы IV Международной научно-практической конференции (30 сентября – 1 октября 2010 г.) – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2010. – С. 9 – 14.

«Перешагнув» порог своего десятилетнего существования, российская возрожденная (после 1960-х годов) телекритика перенесла в новый хронологический период все то, что приобрела в 1990-х годах. Если в «перестроечное» время это направление возрождалось практически с нуля (редко у кого из авторов был опыт анализа творческих проектов и, в частности, телевизионного содержания), то к началу XXI века оно представляло собой определенную тематическую линию в федеральной периодической печати. Вкратце отметим те черты, которыми обладала ТВ-критика к 2000-му году.

1. Сложившийся состав авторов. Некоторые из них (такие, как Анри Вартанов, Ирина Петровская, Юрий Богомолов, Слава Тарощина, Сергей Фомин) имели опыт критической деятельности десять и более лет и понимали сущность критики именно как исследовательского процесса, стремления «раскрыть» положительные и отрицательные стороны передач, корректно проводить сравнительный анализ, искать в деятельности современного ТВ рациональное, а не только ругать его. Вместе с указанными авторами, в телекритику во второй половине 1990-х годов пришли новые, молодые, личности. Они в своих выступлениях менее последовательны, не столь принципиальны, как критики «старшего поколения» (разделение очень условное), в отстаивании интересов телезрителей. Эти обозреватели ориентировались в большей степени на собственные эмоции, чем на аргументы, доказывающие их правоту. В каждом наиболее тиражном издании был свой телевизионный критик. Да, авторы периодически переходили из одного печатного СМИ в другое, но их «творческий почерк» от этого не менялся. Собственный стиль некоторых опытных критиков был заметен, они заслужили авторитет аудитории.

2. Многие из федеральных газет имели постоянные рубрики (некоторые издания даже по две или три), в которых речь шла о телевидении. Мы выявили всего около тридцати разных по объему рубрик. Одни представляли собой авторские колонки в 150 строк, другие редакции отводили под телевизионную тему четверть страницы, полполосы и даже отдельные полосы газеты. Например, рубрика «ТВ и мы» в «Литературной газете» временами достигала полутора, а то и двух страниц за один выпуск. Как правило, рубрики имели четкую периодичность и конкретное место на полосе. Это делалось для того чтобы постоянный читатель без труда смог найти выступление по актуальным проблемам ТВ интересного ему автора.

3. Телевизионная критика стала отдельным родом занятий, позволяющим авторам зарабатывать себе на жизнь. Как правило, многие из них кроме разговора о телевизионных проектах, ни в каких других направлениях не проявлялись. Однако такие авторы, как Ирина Петровская, Сергей Муратов, Елена Рыковцева, Всеволод Вильчек, иногда Анри Вартанов и Юрий Богомолов выступали и продолжают выступать в качестве экспертов по телевидению не только с газетных полос или участвуя в специальных радиопередачах, но и вузовских аудиториях, на различных профессиональных конкурсах и фестивалях. ТВ-критика постепенно становится публичной сферой деятельности, периодически привлекающей к себе внимание журналистов-практиков, в основном, со стороны телевидения.

4. Эпизодически возникающие в отраслевой прессе дискуссии о том, насколько необходима современной журналистике критика и, в частности, нужна ли она работникам телевидения. Как видно из анализа публикаций, обсуждения проводились по одной «схеме». Кто-то из «телевизионщиков», обиженный определенным высказыванием критика, в одном из своих интервью, при первом удобном случае напомнит оппоненту, что, дескать, мои-то проекты пользуются популярностью у зрителей, о чем свидетельствует стабильно высокий рейтинг, а вот попробовал бы он сам создать и «раскрутить» собственную передачу… Иногда бывало еще жестче: работники телевидения старались дать понять аудитории, что нынешние телекритики – это неудачники в журналистике, которые не способны сделать ничего оригинального, а могут только злорадствовать по поводу чужих неудач. Задетый обозреватель, естественно, начинал искать трибуну для ответа. Как правило, ей становилась его собственная регулярная колонка (рубрика) в газете, в которой он на примерах старался показать несостоятельность мысли своего информационного соперника, иногда упрекал его в сознательном обмане аудитории, самоутверждении за счет медиакритика, рассуждая о необходимости сохранения и развития просветительской функции телевидения. Спустя некоторое время после ответа оппонент «награждал» телевизионного аналитика званием «ретрограда». На том словесное противостояние заканчивалось. Такая схема характерна и для журналистики конце первого десятилетия XXI века. Собственно, в ней почти нет дискуссии о предназначении критики как таковой, а есть лишь факты несогласия журналистов-практиков с анализом своей работы. Проблемы отсутствия единых критериев для проведения исследования передач, вопросы этики отношений «критик – объект и субъект критики», а также актуальности телекритики не рассматривались.

5. В выступлениях авторов собственные эмоции часто преобладали над логическими аргументами. На наш взгляд, чтобы запомниться читателю, мало предложить ему свою точку зрения. Необходимо, чтобы она была логически обоснована и содержала не один или два аргумента в пользу критика, а хотя бы около пяти. Мы считаем, что такие авторы, как И. Петровская, Ю. Богомолов, А. Вартанов и некоторые другие телевизионные обозреватели потому и стали лидерами мнений в вопросах, касающихся функционирования телевидения как средства массовой информации, что не только день за днем следят и анализируют содержание передач и тенденции современного телеэфира, но и каждый свой вывод подкрепляют несколькими примерами из практики федерального ТВ. Да, без авторских эмоций любой газетно-журнальных текст вряд ли привлечет внимание многих читателей, но проявления собственных чувств должно быть в меру, не заслонять собой других проблем, о которых можно и нужно говорить. К сожалению, в российской телекритике регулярно встречаются тексты, авторы которых, возможно, в силу недостаточных знаний, ограниченности предоставляемого объема или в силу других причин вместо всестороннего рассмотрения предмета анализа присутствуют только эмоции или назидание в сторону работникам телевидения по форме «это хорошо, а вот это – плохо». Далеко не всегда критики предоставляют право аудитории сделать самостоятельный вывод о том, что и каким образом должны или не должны освещать журналисты. Мы считаем, что обозреватель должен «подтолкнуть» читателей-телезрителей к индивидуальным размышлениям о процессе функционирования современного медиа. Используя различные средства художественной выразительности, его задача – сделать большинство читателей своими единомышленниками.

Итак, телевизионная критика в федеральных газетах принесла с собой в новое десятилетие все те проблемы, которые проявились у нее в 1990-х годах.

Сделаем следующие выводы о состоянии медиакритики в федеральных изданиях в 2000-е годы. Как показывают наши исследования, первое десятилетие XXI века, увы, не стало для нее новым этапом развития. Можно говорить лишь о продолжении становления данного направления среди многообразия тематической палитры общероссийских изданий. Причем, как и в прежние годы, становление телевизионной критики, не говоря уже о медийной критике в целом, в силу ряда причин происходит очень медленными темпами.

1. Медийная критика за хронологический период исследования была представлена в основном в виде критики телевизионной. Редкие попытки «Литературной газеты» начать разговор о качестве радийного контента так и остались без продолжения. Критика печатных СМИ на страницах качественных и массовых газет и журналов отсутствует по этическим соображениям (исключение составляют журналы отраслевые журналы «Журналист» и «Журналистика и медиарынок», которые предназначены для работников медийного сообщества).

2. Проблемно-тематическая палитра телевизионной критики в большинстве своем повторяет направления, выработанные в 1990-е годы. Предмет отображения критиков, к сожалению, не слишком разнообразен. Опираясь на информационные поводы (выход передачи в эфир, заявление популярной личности, отстранение от эфира известного ведущего и т.д.), обозреватели в своих колонках чаще обсуждают «горячие» темы, нежели занимаются доскональным анализом конкретных проектов. Однако если говорить о классификации телекритики начала ХХI века по тематическим признакам, то, как показывает контент-анализ прессы, главной проблемой следует считать тему ответственности автора передачи за свое творчество. За сценарий, режиссерскую работу, подбор фактов и актеров, авторские обобщения, используемые изобразительно-выразительные приемы и так далее. На втором месте по «популярности» у критиков идут этические вопросы.

3. Как и в 1990-е годы, медийные аналитики каждого издания предпочитают выбирать свои углы зрения на предмет отображения. При этом общая отрицательная оценка практике телевизионной деятельности продолжает сохраняться, однако, не так отчетливо, как в последнее десятилетие минувшего века. Лидером по «формированию» отрицательного взгляда на современное ТВ являются телекритики «Литературной газеты» – газеты, в которой еженедельно публикуется шесть – восемь материалов, содержащих оценку как той или иной передаче, так и тенденциям, характерным для телевидения как вида средств массовой информации. Соответственно, редакция «Литературки» располагает значительным активом авторов, умеющих быстро писать аналитические материалы и, когда необходимо, заменить коллегу. К штатному составу добавлен коллектив внештатных сотрудников, которые по «горячим следам» способны подготовить и прислать в редакцию краткую реплику или заметку о передаче. К негативной оценке постепенно «подбирается» большая группа нейтральных материалов. Их авторы затруднились определенным образом выставить оценки увиденным телепередачам. Положительных мнений и рецензий меньше, чем в 1990-е годы. Таким образом, в конце десятилетия пока еще можно говорить о доминировании негативного мнения по отношению к практике деятельности медиа (в частности, телевидения). Если тенденция к увеличению общего показателя нейтральных материалов продолжит увеличиваться, возможно, материалы без оценки могут стать преобладающей группой публикации о ТВ. Можно ли будет в таком случае говорить о медийной критике как таковой, а, скажем, не о журналистике, о телевидении?

4. Российская телевизионная критика постепенно начинает превращаться в инструмент продвижения массовых развлекательных передач на аудиторию. Это скорее всего приведет к нивелированию роли личности автора аналитического выступления, ущемит самостоятельность его мнения. Критик перестанет быть таковым, потому что он превратится в выполняющего конкретный заказ агитатора, которому придется заведомо лгать аудитории и публиковать несамостоятельные мысли. Можно ли такую практику назвать журналистской? Нет. Надеемся, что обозначенная в данном пункте тенденция не коснется обозревателей качественных федеральных изданий, а ограничится только массовой прессой.

5. Как и в последнем десятилетии ХХ века, в выступлениях критиков преобладающим остается проблемно-постановочный тип критики. То есть, обозреватели формулируют проблемы, подбирают иллюстрирующие ее примеры из современной практики вещания ТВ, обобщают сказанное. Однако конкретных решений освещаемых ситуаций, как правило, не предлагается. Возможно, критики считают своей задачей всего лишь побуждение каждого читателя к тому, чтобы он задумался о качестве деятельности телевидения как вида средств массовой информации. В свою очередь, комментирующий и описательный типы медиакритики все реже представлены в работах аналитиков. Особенно это коснулось рецензирующего типа, в котором авторам важно досконально «разложить» произведение, обратить внимание на работу, как всего творческого коллектива, так и каждого ее члена в отдельности. Рецензирующий тип критики подразумевает серьезное исследование медийного проекта, большой объем текста и основательность авторских выводов. Вдумчивый анализ сейчас не является «форматным» для редакций газет, поэтому он остается в журналах. В качественных изданиях за 2000-е годы нами выявлено всего 3% рецензирующего типа критики в общем объеме всех аналитических публикаций о телевидении. Для сравнения: проблемно-постановочный тип критики содержится в 62% выступлений, описательный – в 18%, комментирующий – в 17%. Причем процент рецензирующего и комментирующего типов критики на протяжение десятилетия снизились с 22,7% и 35% в начале десятилетия. Наиболее резкий спад наблюдался у рецензирующего типа критики. Всего за период 2000-х годов мы выявили около 4600 материалов, в той или иной степени содержащих анализ передач или тенденций, характерных для современных масс-медиа.

6. Несмотря на то, что еженедельно в федеральной прессе России публикуется по 10-12 материалов о ТВ, телевизионная критика не отличается тематическим разнообразием. Так происходит потому, что все критики руководствуются информационными поводами: выход передачи в эфир, презентация нового телепроекта, случаи отстранения от эфира известных персон и так далее. Как говорится, телеэфир один на всех, поэтому обозреватели стараются не обойти вниманием ни одну более или менее значимую премьеру или интересный для общественности факт. Но вместе с этим есть вопросы, которые находились и продолжают находиться вне «повестки дня» телекритики. Например, об экономическом обороте телекомпаний не пишется ничего в связи с закрытостью этой информации от общественности. Правда, аналитики и не пытаются хоть как-то приоткрыть завесу тайны по этой проблеме для читателей. Крайне мало разговора о специфике детско-юношеских передач, специально не освещаются приемы воздействия на человеческое сознание, используемые современным телевидением. Мы понимаем, что телекритика, как и сам телевизионно-эфирный процесс, – это информационный «конвейер», который постоянно необходимо наполнять. Однако, по нашему мнению, критикам стоит брать инициативу на себя и хотя бы эпизодически выступать по поводу актуальных проблем деятельности масс-медиа (не обязательно телевидения). Одной из форм видится публикация читательских мнений, касающихся как их впечатлений от конкретных передач статей, а также организация публичной дискуссии по важным вопросам деятельности средств массовой информации.

7. Практика критики федерального ТВ не сопоставима с анализом регионального телевидения. В центральной российской прессе за десятилетие почти не было сообщений на эту тему за исключением упоминаний вскользь о конфликтах власти и журналистов телекомпаний. Обращая внимание на региональные газеты и журналы, можно отметить, что лишь в считанном количестве субъектов имеется телевизионная критика, подготовленная местными журналистами. В таких регионах, как Татарстан, Санкт-Петербург, Архангельская и Пензенская области за десятилетие в некоторых газетах публиковались обозрения телепередач. Конечно, уровень авторского мастерства вряд ли можно сравнить с творчеством московских коллег. Указанные регионы – исключение из тенденции, так как практически повсеместно медиакритика отсутствует. Нет желающих или боязно критиковать коллег, которых знаешь?

8. Теоретическое осмысление телевизионной критики продолжает значительно отставать от ее практического воплощения. В 2000-х годах в стране было издано всего три монографии [1], несколько учебных пособий по медиакритике, на факультетах и отделениях журналистики в учебный план введены соответствующие дисциплины для студентов. Однако по нашим наблюдениям академическая и профессиональная критика СМИ развиваются медленными темпами, чем массовая. Теоретическое осмысление феноменов жизни всегда отстает от их повседневного развития. Профессиональная же критика плохо развивается ввиду возникающих этических противоречий между субъектами анализа, а также в силу слабой разработанности критериев для оценки того или иного медийного продукта. Почти за двадцать лет практики российской телевизионной критики ее авторы так и не смогли установить для себя конкретных критериев анализа того или иного телеявления. На наш взгляд, обсуждение проводится, в основном, по принципу «я лучше других знаю, о чем надо говорить».

ЛИТЕРАТУРА


1. Короченский А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. – Р-н/Д: Международный институт филологии и журналистики, 2002. – 272 с. Он же: Медиакритика в теории и практике журналистики. – Р-н/Д: Международный институт филологии и журналистики, 2003. – 284 с.; Баканов Р.П. Книга жалоб» на телевидение: Эволюция газетной телевизионной критики в Российской Федерации 1991 – 2000 годов. – Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2007. – 297 с.




 

Казанский государственный университет