Персональный сайт Романа Баканова
 
О себе Научные статьи Тезисы докладов Газетные публикации Учебные материалы Электронная хрестоматия Ссылки Литература по медиакритике
 

Проявление информационно-коммуникативной функции в творчестве Ирины Петровской

Цит. по: Баканов Р.П. Проявление информационно-коммуникативной функции в творчестве Ирины Петровской (на примере материала в «Известиях» «Убитые подо Ржевом») // Русский язык в современном медиапространстве: сб. научных трудов Междунар. науч.-практ. конф. Т.1 / Под ред. А.П.Короченского, А.В.Полонского. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2009. – С. 255 – 262.

В центре внимания нашей работы – проявление информационно-коммуникативной функции как одной из важных функций медиакритики. По нашему мнению, эта функция является базовой при обеспечении взаимопонимания между критиком и его аудиторией. От того, какие приемы привлечения и удержания внимания выберет медийный критик, зависит успех его выступления. В качестве примера выбрано одно из обозрений ведущего телевизионного критика России Ирины Петровской. Ее публикации всегда злободневны и полемичны.

Ключевые слова: медийная критика, функция, контакт, аудитория, диалог, аргумент, Ирина Петровская.

In the text is telling about display in Russian press media of information-communicative function as one of the important functions of media criticism. In our opinion, this function is base at mutual understanding maintenance between the critic and its audience. From what receptions of attraction and attention deduction will be chosen by the media critic, the success of his performance depends. As an example we have chosen of reviews of the main television critic of Russia by Irina Petrovskaya. Publications, which have been written by Irina Petrovskaya are always topical and polemical.

Key words: media criticism, function, contact, auditorium, dialog, argument, Irina Petrovskaya.

Вопросы функционального разнообразия российской медийной критики до сих пор в отечественной научной литературе освещаются эпизодически. Разработка проблемы пока насчитывает несколько статей в отраслевых журналах и отдельных глав в некоторых научных исследованиях. Пожалуй, наибольшее внимание функциям медиакритики уделил в своих монографиях профессор А.П.Короченский[1]. Кроме него, данную проблему в той или иной степени изучали С.А.Муратов[2], Г.В.Кузнецов[3], В.Кисунько[4], А.С.Вартанов[5], В.Дьяченко[6], И.Е.Петровская[7], А.Г.Качкаева[8], а также автор этих строк[9].

27 февраля 2009 года в «Известиях» под рубрикой «Теленеделя с Ириной Петровской» была опубликована колонка, в которой, среди обсуждения некоторых передач праздничного эфира по случаю дня защитника Отечества, содержалась рецензия на документальный фильм Алексея Пивоварова «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова». Фильм вышел в вечерний прайм-тайм 23 февраля на канале НТВ, собрал высокие рейтинговые показатели и через некоторое время вызвал неоднозначную общественную реакцию. В частности, некоторые ветераны Великой Отечественной войны на страницах «Литературной газеты» резко отрицательно оценили этот проект, назвав его «фильмом-оскорблением», потому что фильм якобы снят тенденциозно, а НТВ уж давно «занял антипатриотическую позицию».

В настоящей работе нам бы хотелось проанализировать реакцию на этот фильм обозревателя «Известий» Ирины Петровской – одного из наиболее авторитетных телевизионных критиков в России. В центре нашего внимания – проявление информационно-коммуникативной функции в этом материале. Информационно-коммуникативная функция позволяет установить контакт, коммуникацию автора с читателем, а если иметь в виду, что медиакритика содержится и в некоторых радиопередачах[10], то и со слушателем. Так как объектом воздействия журналистской критики является разум конкретного человека, создание аудитории, то для критика важно не только придать огласке результаты своих наблюдений, но и позаботиться о том, как сделать так, чтобы твой материал был прочитан, а содержащаяся в нем информация была воспринята адресантом без искажений или разного рода помех, которые могут возникнуть при редакционной правке материала перед его публикацией. Информационно-коммуникативную функцию можно считать базовой при обеспечении публичного диалога между критиком и его аудиторией. Профессор Белгородского госуниверситета Александр Короченский пишет, что она «обеспечивает общение с массовой аудиторией, передачу ей социальной информации, обратную связь получателей информации с коммуникатором» [Короченский: 84]. На наш взгляд, она является одной из главных функций медийной критики.

В своем выступлении критик конкретизирует несколько проблем, имеющих не только социальный, но и политический «статус». Название выступления – «Убитые подо Ржевом» – является перефразированием начала стихотворения Александра Твардовского «Я убит подо Ржевом» и по смыслу относится ко второй части обозрения телепередач федеральных каналов в День Защитника Отечества. Пересказ эпизодов ТВ-программ занимает значительное место в данном тематическом обозрении. В чем проблематика выступления? Во-первых, И.Петровская отмечает «милитаризацию» эфира по случаю государственного праздника. В другое время (за исключением Дня Победы и частично Дня памяти и скорби) о российской армии вспоминают главным образом в связи с негативными информационными поводами, а о славных подвигах солдат речи вообще не идет. В этой связи имеющаяся в тексте апелляция к М.Жванецкому («ТщательнЕе надо, ребята, составлять программу!») иллюстрирует проблему смешения в телевизионном эфире того дня фильмов о тех, кто «сражался за советскую власть и – против нее». Далее применена метафора «Едет крыша», употребляемая обычно только в разговорной речи. Телекритик недоумевает: «кто герои, кто злодеи? И за что, в конце концов, боролись наши доблестные предки?» [Петровская: 5].

Во-вторых, по словам обозревателя, единственной значимой премьерой того праздничного дня стал документальный фильм Алексея Пивоварова «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова». Значительное место в публикации посвящено анализу этой ленты: отмечается ее актуальность, выявляется профессиональная роль автора. И все размышления осуществляются на фоне общего контекста, в котором говорится о Великой Отечественной войне, как о великой трагедии советского народа. Петровская положительно характеризует не только работу Пивоварова, но и его самого: «Он выступает в роли беспристрастного исследователя, который пытается понять, почему эта военная драма оказалась практически вычеркнутой из истории Великой Отечественной и какую цену заплатила за нее наша армия, потерявшая здесь по самым скромным подсчетам более миллиона человек». Уже во втором абзаце части, в которой содержится анализ фильма, критик выдвигает аргумент в его пользу: «Куда интереснее здесь кадры реальной хроники, комментарии историков и свидетельства непосредственных участников тех событий, причем как с нашей, так и с немецкой стороны. Эти свидетельства придают фильму ту необходимую эмоциональную окраску, которой старательно избегает сам Алексей Пивоваров» [Петровская: 5].

В-третьих, И.Петровская, вместо собственных рассуждений о том, какую трагическую роль сыграла война в судьбе нашей страны, предпочитает иллюстрировать эту тему примерами из фильма. Тем самым, решается еще одна задача: рассказать о содержании ленты тем читателям, которые по разным причинам не смогли ее посмотреть. Выступление поделено на несколько мелких частей, каждая из которых подготовлена по принципу: «конкретный пример – обобщение проблемы». Вчитаемся в абзацы, в которых говорится о войне. Пересказывая содержание фильма, рисуя, вслед за А.Пивоваровым, картину подвига советского народа на фронтах Великой Отечественной, И.Петровская, на наш взгляд, стремится вызвать эмоции и у своей аудитории. Как известно, «нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой», поэтому разговор о том, какой ценой далась победа в борьбе с фашизмом, приобретает характер социальной проблемы. Да, молодежь в большинстве своем равнодушно относится к тому, что случилось шестьдесят лет назад. На взгляд телекритика, «многие из них (молодых людей. – Р.Б.) при никудышном уровне школьного образования совершенно искренне путают Великую Отечественную войну 1941–1945 годов с Отечественной войной 1812 года. И это не вина, а беда их» [Петровская: 5]. Однако их родители и бабушки с дедушками много знают о той войне. Таким образом, можно предположить, что автор рассчитывает на установление коммуникативной ситуации общения с той категорией читателей, кому исполнилось или больше 35-40 лет.

Но какой реакции телекритик ждет от аудитории? Конкретно ответить на этот вопрос невозможно. На наш взгляд, тактической целью данного выступления является убеждение адресата в том, что даже спустя без малого 65 лет после окончания Великой Отечественной, ее история содержит большое количество удобных власти мифов, которые необходимо разрушать журналистам, постепенно докапываясь до истины. В заключительной части материала следует комментарий к инициативе министра МЧС С.Шойгу об установлении уголовной ответственности за отрицание победы СССР в Великой Отечественной войне. По нашему мнению, своей последней фразой – «Самые рьяные защитники Отечества, как правило, отличаются редкой кровожадностью, которой могли бы позавидовать самые беспощадные его враги» – И.Петровская только констатирует проблему, оставляя читателям возможность продолжить ее мысль, сделать свои выводы, принять или не принять сказанное. Обратите внимание на ее повышенную эмоциональность, какие эпитеты используются! В концовке текста наиболее сильно проявляется негативная оценка тем, кто до сих пор вместо суровой правды предпочитает удобные мифы о войне. Автор открыто выражает свою позицию: «Куда опаснее, если, воспользовавшись инициативой Шойгу, закрепленной законодательно, за дело возьмутся псевдопатриоты, отрицающие любые дискуссии по поводу тех или иных событий и эпизодов Великой Отечественной войны» [Петровская: 5].

В связи с этим, по нашему мнению, стратегическую цель выступления можно сформулировать следующим образом. Во-первых, сформировать положительное общественное мнение о работе журналиста Алексея Пивоварова, который в своем фильме на конкретных фактах показал и доказал, какой ценой советские войска одержали победу в той войне. Во-вторых, сформировать отрицательное общественное мнение о философии так называемых псевдопатриотов, которые либо не могут представить, что история войны еще до конца не изучена, либо сознательно предпочитают искажать и/или замалчивать многие значимые факты. Таким образом, обсуждаемая Ириной Петровской проблема выходит за рамки исключительно телевизионной, приобретая публицистичность и актуальность почти для всех аудиторных групп газеты «Известия».

Таким образом, информационно-коммуникативная функция медиакритики обеспечивает диалог между автором публикации и аудиторией, выраженный в виде откликов на выступления, а также самостоятельные рассуждения отдельных представителей общественности о проблемах масс-медиа. В этом и проявляется дискуссионное свойство журналистской критики, столкновение нескольких точек зрения на практику функционирования современных средств массовой информации. К сожалению, практика современной телекритики пока еще далека от дискуссий по поводу качества той или иной передачи (фильма). Она состоит главным образом из выводов, сформированных не на убедительных аргументах, а на авторских эмоциях. Регулярные выступления Ирины Петровской являются исключением из указанного «правила». Они всегда злободневны, полемичны и затрагивают социальные проблемы общественной жизни.

Список цитированной литературы и источников

1. Короченский А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. – Р-н/Д: Международный институт журналистики и филологии, 2002. – 272 с.

2. Петровская И. Убитые подо Ржевом // Известия. – 2009. – 27.II. – С.5.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Короченский А.П. «Пятая власть?» Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. – Р-н/Д: Международный институт филологии и журналистики, 2002. – 272 с.; Он же: Медиакритика в теории и практике журналистики: Дис. … д-ра филол. наук; СПбГУ. – СПб., 2003. – 453 с.

2. Муратов С.А. ТВ – эволюция нетерпимости (история и конфликты этических представлений). – М.: Логос, 2001. – 240 с.

3. Кузнецов Г. В двух зеркалах // Журналист. – 1996. – № 12. – С. 42 – 45.

4. См., например: Кисунько В. Тело покойного мужа, или Нужно ли телекритике телевидение? // Телевидение и радиовещание. – 1991. – № 10. – С. 11 – 15.

5. Вартанов А.С. На телевизионных подмостках. Актуальные проблемы телевизионного творчества. – М.: КДУ; Высшая школа, 2003. – 320 с.; Он же: Ох и дурят нашего брата: Работники ТВ не имеют права считать себя умнее своих зрителей // Труд. – 1993. – № 119. – С.7.; Он же: Мифы старые, мифы новые… // Телевидение и радиовещание. – 1990. – № 11. – С. 16 – 18.

6. Дьяченко В. Охота к научению – признак силы // Журналист. – 1967. – № 9. – С. 38 – 40.

7. Петровская И. Своевременный диагноз ставит критика // Независимая газета. – 1992. – № 181. – С.5.

8. Качкаева А.Г. Общественное телевидение как фактор демократизации и гуманизации общества // Вестник Моск. гос. ун-та. Сер. 10. Журналистика. – 1990. – № 6. – С. 12 – 20.

9. Баканов Р.П. «Книга жалоб» на телевидение: Эволюция газетной телевизионной критики в Российской Федерации 1991 – 2000 годов. – Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2007. – 297 с.; Он же: Телевидение сквозь призму газет 1990-х годов (на материалах изданий Москвы и Татарстана): Дис. … канд. филол. наук; Казанский гос. ун-т. – Казань, 2006. – 248 с.; Он же: Телевизионная критика как одна из форм гражданского участия в деятельности СМИ // Меди@льманах. – 2006. – № 5. – С. 27 – 35.

10. Например, «Человек из телевизора» и «Телехранитель» на радио «Эхо Москвы», а также «Час прессы» (радиостанция «Свобода») и теперь уже выведенная из эфира «Слава говорит» (радио «Русская служба новостей»).




 

Казанский государственный университет