Публикации филологического факультета КГУ

8. Языковая семантика и образ мира

Кочнова К.А. Авторское лексико-семантическое поле «Осень» (на материале прозы А.П.Чехова) / К.А.Кочнова // Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы: Международная научная конференция, посвященная 200-летию Казанского университета (Казань, 4-6 октября 2004 г.): Труды и материалы: / Под общ. ред. К.Р.Галиуллина.– Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004.– C.223-224.

Нижегородский государственный педагогический университет

образ мира, языковая картина мира, лексико-семантическое поле

Проблема изучения языковой картины мира личности как отражения в языке индивидуального глобального образа действительности, в частности, выявление специфики индивидуального восприятия мира личности, реализованного в языке писателя, в настоящее время в центре внимания многих исследователей художественного текста.

В последние годы все чаще обращаются к исследованию языка писателя, к изучению лексико-семантической системы с помощью полевой методики. Полевой подход позволяет эксплицировать авторское мировоззрение, выявить специфику его ценностной ориентации и языковых приоритетов, особенностей индивидуально-авторского словоупотребления и т.д. Поэтому такой анализ индивидуальной языковой системы через исследование лексико-семантического поля (ЛСП) в художественном тексте, целой сети частично пересекающихся ЛСП художественной речевой системы личности - это наиболее полное и объективное представление о языковой картине мира писателя.

ЛСП представляет интерес для исследования языковой картины мира писателя с точки зрения содержания, состава (эксплицирует фрагмент мировоззрения писателя), с точки зрения структурной организации, которая отражает специфику ценностной ориентации и языковых приоритетов личности.

Структурирование и анализ авторского лексико-семантического поля (совокупность лексических единиц, упорядоченных и структурно организованных в соответствии с художественным мировоззрением писателя) показывают, как эксплицированы те или иные категории, понятия в индивидуальной языковой системе писателя, высвечивает их специфику в его художественном мировоззрении.

ЛСП в индивидуальной языковой системе писателя отличается более детальным, чем в общенародном языке, составом. Как правило, в структуре самих конституентов поля, лексемах, наблюдаются изменения, преобразования: усложнение семной структуры слова, наращивание сем, возможно устранение сем, перестройка их иерархии, поскольку на семантику отдельной лексемы, или группы (систему) лексем оказывает влияние «преобразующая роль художественного мировоззрения» способствующая «формированию особой смысловой структуры» [Язикова 1985: 29].

Рассмотрим специфику авторского ЛСП «Осень» на примере художественной прозы А.П.Чехова.

В художественном мире А.П.Чехова слово осень относится к числу ключевых; статус лексемы, принимаемой за ядерную в анализируемом поле, подтверждается ее большой частотностью употребления, связью с основными категориями мироощущения писателя (одиночество, тоска, скука), тем, что она подвергается семантическим трансформациям в контексте, имеет сложную семантическую структуру, занимает особое положение в художественном тексте (часто занимает сильные позиции, стоит, как правило, в начале), а также материалами исследований творчества Чехова [Чудаков 1986].

Семантическую структуру слова «осень» можно представить следующим образом: наряду с основным общеязыковым значением ’время года между летом и зимой’, у слова осень можно выделить авторские значения: 1. ’Период увядания растительности’. 2. ’Время года, несущее смерть природе и человеку’. 3. ’Холодное время, ассоциирующееся с кошмаром’. 4. ’Время окончания любовного чувства’. 5. ’Время подведения итогов’.

Осень часто представляется непредотвратимой бедой1, временем слез. Это значение передается в микроконтексте как через саму лексему слезы, индуцируется через связь дождя с психологической сферой, опирающейся на метафорический архетип дождь-слезы: «А там опять туман, грязь, бурая трава по краям дороги. На траве виснут тусклые, недобрые слезы. Это не слезы тихой радости, какими плачет земля, встречая и провожая летнее солнце» (Мечты), так и через образ плакучей ивы, традиционно ассоциирующейся с печалью и смертью: «Чувствовалась близость того несчастного, ничем не предотвратимого времени <...> когда плакучая ива кажется еще печальнее и по стволу ее ползут слезы, и лишь одни журавли уходят от общей беды...» (Свирель). Осень - это и время подведения итогов. С образом осени символизируется прожитая жизнь, приобретенная мудрость. «Прошло лето… - говорила Маша, - Теперь мы с тобою можем подвести итоги» (Моя жизнь). Осень - это холодное время, ассоциирующееся с кошмаром: «Было в потемках похоже на то, как будто люди сидели на каком-то допотопном животном с длинными лапами и уплывали на нем в холодную страну, ту самую, которая иногда снится во время кошмара» (В ссылке). И здесь через семы «сон» и «холод» образ осени у писателя опосредованно связан с ощущением одиночества человека в этом мире, о чем не раз говорил сам А.П.Чехов в письмах.

Эмоционал семантемы осень содержит эмосемы «безрадостное», «унылое», «гнилое», «печальное», «несчастное», «подлое», «жуткое»…: «В желтом поле из травы глядела сама осень, унылая, гнилая, темная». Такое представление о связи осени только с отрицательными психологическим состоянием человека односторонне раскрывает эмоционал значения слова, стирает амбивалентную окраску самого образа.

С образом осени в мире А.П.Чехова связаны такие приметы этого времени года, как грязь, сырость, холод, темнота, дождь, туман. Это все лексемы, характеризующиеся взаимной встречаемостью с ядерным словом осень. При чем, воспринимаясь в перспективе целого - единого художественного текста, их речевой образ обогащает свою семантику. Например, в ряде контекстов, создающих образ осени, встречается лексема туман и однокоренное прилагательное туманный. В картине мира А.П.Чехова через символ тумана реализуется мотив трагического одиночества героя, мотив иллюзий. Это индивидуально-авторское значение слова опирается на переносное общеязыковое значение: ’то, что мешает ясно воспринимать окружающее, затемняет сознание’. Осенний туман, это не ночной или вечерний, таинственный и сказочный, он у А.П.Чехова гнетущий, сковывающий, сравниваемый с тюремной стеной: «В осеннюю тишину, когда холодный, суровый туман с земли ложится на душу, когда он тюремной стеною стоит перед глазами и свидетельствует человеку об ограниченности его воли, сладко бывает думать…» (Мечты). С образом тюрьмы ассоциируется у Чехова и осенний ветер: «на манер осеннего ветра в трубе, стонет и воет: Ах, несчастный! Ах, жизнь твою можно уподобить тюрьме» (Бабье царство).

Образы тумана, ветра и дождя в контексте сопровождают друг друга, и их эмоциональная окраска сближается. М.Пришвин сказал «Дождик снова забарабанил по крыше, нехороший, чеховский, как в ноябре». Прав ли он был? Несомненно. С образами ветра, дождя в контексте ассоциируется скука, тоска, одиночество: «А на дворе была погода нехорошая, беспокойная; дверь дрожала от напора ветра, а в сенях дуло со всех сторон, так что едва не погасла свеча. <…> ветер завывал, и казалось, что кто-то ходит по крыши. Никогда еще не было так скучно, никогда она не чувствовала себя такою одинокой» (Три года).

Литература

Чудаков А.П. Мир А.П. Чехова. Возникновение и утверждение / А.П.Чудаков.- М., 1986.- 384с.

Примечания

"Небо по целым дням бывает сплошь покрыто свинцовыми облаками, и безотрадная погода, которая тянется изо дня в день, кажется жителям бесконечною. Такая погода располагает к угнетающим мыслям и унылому пьянству. Быть может, под ее влиянием многие холодные люди стали жестокими и немногие добряки и слабые духом, не видя по целым неделям и даже месяцам солнца, навсегда потеряли надежду на лучшую жизнь" (Остров Сахалин)

ОглавлениеДалее