Публикации филологического факультета КГУ

15. Литературные диалоги: синхронный и диахронный аспекты изучения на материале западных литератур

Долгенко А.Н. Художественный опыт Ж.-К.Гюисманса и становление жанра декадентского романа в русской литературе / А.Н.Долгенко // Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы: Международная научная конференция, посвященная 200-летию Казанского университета (Казань, 4-6 октября 2004 г.): Труды и материалы: / Под общ. ред. К.Р.Галиуллина.– Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004.– C.339-340.

Волгоградский государственный педагогический университет

декадентский роман, взаимодействие литератур

Литературное наследие Ж.-К. Гюисманса концентрирует в себе духовно-эстетические искания европейской литературы fin de siécle и предвосхищает формирование основных художественных особенностей русской декадентской прозы рубежа XIX - XX в. Уникальный творческий опыт писателя вмещает в себя «и натуралистические традиции, и декадентское мироощущение, и мистические мотивы, и, наконец, обретение истины и веры на тернистом пути обращения к Богу» [Комарова 2003: 3].

Декаданс представляет собой последнюю, финальную фазу развития культуры чувственного типа [Долгенко 2004]. Поэтому в декадентской эстетике и поэтике доводятся до предела, а иногда и до абсурда, основные устремления сенситивного искусства, которое развивается в эмпирическом мире чувств и преследует одну цель — доставлять тонкое чувственное наслаждение. Для достижения этой цели оно постоянно ищет нечто новое, всегда стремится быть сенсационным, страстным, декларирует свободу от религии, общественной морали и зиждется на внешней самопрезентации. Декаданс синтезирует достижения сенситивного искусства и воплощает их с предельной яркостью.

Наиболее полно указанные особенности декадентского искусства воплощаются в жанре романа. В художественной структуре французского и немецкого образцов декадентского романа мы находим элементы поэтики практически всех разновидностей жанра от плутовского до натуралистического. В структуре русского декадентского романа находит воплощение все, что было создано в области большой повествовательной формы от первых сентименталистских опытов конца XVIII в. до общественного романа 1860-70-х гг. И в западноевропейском, и в русском образцах жанра мы находим также элементы нарождающейся поэтики символизма.

В процессе создания своеобразного жанрового канона декадентского романа особое место принадлежит роману Гюисманса «Наоборот» (1884). Ко времени выхода произведения в свет начинается работа Ф. Сологуба над романом «Тяжелые сны» (1895) — первым по времени образцом русской декадентской прозы. Жанровая структура, созданная Гюисмансом в «Наоборот» и впоследствии разнообразно воплощенная в романах «Там, внизу» (1891), «В пути» (1895), «Собор» (1898), «Паломник» (1903), станет основой для формирования художественной структуры русского декадентского романа.

Роман «Наоборот» становится воплощением декадентского мировоззрения и художественного мышления во французской литературе. В нем Гюисманс одним из первых формулирует систему признаков, отличающих декадентское мироощущение: разочарование в возможностях позитивного изменения картины мира, неверие в социальный прогресс и творческие силы природы, пессимизм, страх перед жизнью, ощущение трагического разлада между личностью и миром, стремление отгородиться от фатальных противоречий бытия.

Идея неприятия мира в художественной системе романа «Наоборот» находит воплощение в мотиве бегства. Герои Гюисманса, бегущие от зла и безысходности действительного мира, находят убежище в искусственном мире, реализованном через творчество. Именно в этом романе совершенно отчетливо воплощается тезис о приоритетности категории искусства по отношению к объективной действительности, который будет положен в основу русского варианта декадентской эстетики, утверждающего, что жизнь подражает искусству, а не наоборот.

Восприятие Гюисмансом жизни как страдания перекликается с пессимистическими идеями А.Шопенгауэра, с математической точностью доказавшего бессмысленность человеческого существования. Символом бессмысленной, беспросветной, невыносимой жизни у Ж.-К. Гюисманса становится шопенгауэровский маятник, раскачивающийся между страданием и тоской. В поэтической традиции русского декаданса прямой проекцией этого символа является образ качелей (чертовых качелей), уносящих человека то вверх, то вниз, то вперед, то назад между жизнью и смертью. В русском декадентском романе наблюдается уже синтез символических полей шопенгауэровского маятника и чертовых качелей: герои Ф.Сологуба и М.Арцыбашева барражируют между страданием жизни и тоской смерти.

Жанровая структура «Наоборот» и последующих романов Гюисманса отличается своеобразной эклектичностью. Однако если эклектичное искусство как таковое представляет собой исключительно механическую смесь той или иной формы, различных стилей, тем, идей и не отражает системы унифицированных ценностей, то в романах Гюисманса внешняя эклектичность приобретает необходимую внутреннюю цельность благодаря единству мировоззрения автора.

Основу внешнего эклектизма в художественной системе Ж.-К. Гюисманса составляют элементы натуралистической поэтики. Влияние натурализма, с которым были тесно связаны первые шаги писателя во французской литературе, сказывается и на уровне художественной детали, и в структуре описания. Отказавшись от событийности, Ж.-К. Гюисманс описывает внутренний мир героя через внешние факторы, превращая романное повествование в «своеобразный каталог порождений творческого воображения персонажа», создавая «впечатление искусственной реальности» [Комарова 2003: 15, 16]. В русском декадентском романе влияние натурализма будет особенно ощутимо в системе мотивации характера и поступков персонажа: это уже не социальный детерминизм реалистического романа, а своеобразно трансформированный и наполненный мистическим колоритом генетический детерминизм.

В хронотопической структуре романов Гюисманса мы наблюдаем зарождение элементов поэтики символистской прозы. Показательным в данном отношении является вырастающий до символа топос Дома в романе «Наоборот». Декадентское представление о замкнутости пространства трансформируется в символистской эстетике в осознание пространства как некого постоянного препятствия, которое необходимо преодолевать. «Условное пространство, созданное усилием творческого воображения, представляет собой своеобразную декадентскую утопию» [Комарова 2003: 18], из которой вследствие абсолютизации символа Дома устраняется образ внешнего мира. Русский декадентский роман представляет нам еще более сложную систему развертывания художественного пространства [Долгенко 2003].

Художественный опыт Ж.-К.Гюисманса положил начало декадентской традиции в том, что касается утраты веры в человека, отказа от реалистического изображения действительности, восприятия мира как абсурда, отчужденности личности и десакрализации бытия. Становление и развитие жанра декадентского романа в русской литературе стало продолжением этой традиции.

Литература

Долгенко А.Н. Флуктуации русской литературы.- Волгоград: Перемена, 2004.- 135 с.
Долгенко А.Н. Д. Мережковский и Ф.Сологуб: у истоков декадентского романа // Междисциплинарные связи при изучении литературы: Сб. науч. тр. / Под ред. проф. А.А.Демченко.- Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003.- С.231-235.
Комарова Е.А. Роман «Наоборот» в контексте художественного творчества Ж.-К. Гюисманса: Автореф. дис. … канд. филол. наук; МПГУ.- М., 2003.- 21 с.

ОглавлениеДалее