Публикации филологического факультета КГУ

12. Русское литературоведение, критика и краеведение в Казани: итоги и проблемы изучения

Воронова Л.Я. А.С.Архангельский как историк науки / Л.Я.Воронова // Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы: Международная научная конференция, посвященная 200-летию Казанского университета (Казань, 4-6 октября 2004 г.): Труды и материалы: / Под общ. ред. К.Р.Галиуллина.– Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004.– C.326-327ю

Казанский государственный университет

история литературоведения, личность, научная биография

Одной из характерных особенностей отечественного литературоведения второй половины XIX в. можно считать обостренное внимание к прошлому и современному состоянию самой науки. Значение подобных исследований становится очевидным, если рассматривать их в контексте набиравшего силу процесса обособления литературоведения как самостоятельной научной дисциплины, во-первых, с учетом назревшей необходимости определить место отечественного литературоведения в истории общеевропейской филологической мысли, во-вторых, и новизны проблемы, в третьих. Указанные факторы принципиально важны при анализе деятельности профессора Императорского Казанского университета А.С.Архангельского, 150-летие со дня рождения которого отмечается в 2004 г.

Среди работ Архангельского особое место занимают очерки о деятелях русской науки, главным образом, об исследователях русской литературы. Мотивы обращения к персоналиям при их частных различиях (кончина ученого, выход монографии, юбилей и др.), в целом сводятся к одному - показать личность в науке. Причем пишет Архангельский, как правило, только о тех людях, которых лично знал, научно-литературную деятельность которых знал и мог проанализировать. Это Ф.И.Буслаев, Н.С.Тихонравов, Н.И.Жданов, А.Н.Пыпин, М.И.Сухомлинов, И.В.Ягич, Н.Н.Булич и др. В жанровом отношении работы можно разделить на четыре группы: некролог, очерк научной деятельности (посмертный), юбилейная статья - обзор, биографическая словарная статья. Все они очень обстоятельны и подробны. В них, как правило, обозначены два плана.

Прежде всего, они содержат биографические факты, сведения об образовании, этапах преподавательской и научной деятельности. Причем, нет принятых в биографических публикациях картин семейной жизни, анализа взаимоотношений с окружающими, каких- либо конфликтов и страстей моря житейского. Все подчинено только науке и ее служителю. Правда, этот документальный материал по-разному представлен в исследованиях Архангельского. Например, в очерках о Н.С.Тихонравове и Н.И. Жданове он сконцентрирован в первой части и служит как бы введением к дальнейшему рассказу о деятельности ученых [Архангельский 1894; Архангельский 1901, 9: 33-42]. А в работе о М.И.Сухомлинове факты биографии - это конструктивная основа хронологически последовательного повествования в целом [Чтения 1901]. Исключением являются очерки о Ф.И.Буслаеве и А.Н.Пыпине.

Многолетнее знакомство, чувства уважения и благодарности к Буслаеву как наставнику и старшему товарищу, обусловили желание рассказать о нем не только "как о великом ученом, но и как о добром, любящем человеке <…>" [Архангельский 1899: 5]. В связи с этим перед ученым встала проблема объективного освещения личности Буслаева, учета диалектики ее развития под воздействием факторов самых разных, в том числе и бытовых. Cтремясь избежать субъективности со своей стороны, Архангельский сделал основным источником изучения личности Буслаева его "Воспоминания", что и отражено уже в самом названии очерка. Принцип организации мемуарного и исследовательского материала в первой части очерка хронологический и биографический. Год за годом, шаг за шагом Архангельский прослеживает жизнь Буслаева от рождения до 40-х годов XIX века. При этом можно отметить как бы предельное самоустранение авторского "я" исследователя, поскольку вся биография построена на воспоминаниях Буслаева. При обильном цитировании и ссылках читатель получает возможность узнать о важнейших событиях в жизни Буслаева из самого надежного источника - от него самого.

Безусловный интерес представляет сюжет о командировке Буслаева в Италию на два года, где ему "суждено было пройти более широкую "школу", окончательно определившую его последующее ученое направление" [Архангельский 1899: 27], его научные симпатии и исследовательский метод. Организация дальнейшего повествования о жизни Буслаева не имеет принципиальных отличий от других очерков. Архангельский сразу оговаривается, что этот период биографии ученого сливается с его работами, "биография Буслаева превращается в историю русской историко-филологической науки" [Архангельский 1899: 28].

А в статье о А.Н.Пыпине [Архангельский 1903] А.С.Архангельский вообще ограничивается минимумом конкретного биографического материала, так как речь шла о живом человеке, с которым, кроме всего прочего, у Архангельского были весьма сложные отношения после публикации критического отзыва Архангельского на труд академика. Заявив в самом начале, что научная деятельность А.Н.Пыпина весьма разнообразна, но всегда слита с поступательным движением историко-литературных и исторических изучений, А.С.Архангельский далее рассматривает факторы, которые оказали влияние на русскую науку. Основными названы: перелом в развитии русской исторической науки в конце 40-х -50-х гг., более близкое, непосредственное соприкосновение отечественной науки с западной и роль романтизма в формировании "истории литературы" как науки. Примечательно, что только в этой работе Архангельский заостряет внимание на толковании предмета "истории литературы", то есть на том, что есть литература и словесность. Это, на наш взгляд, обусловлено разным пониманием этого вопроса двумя учеными, то есть Архангельский и в юбилейной статье не отказался от возможности обозначить свою точку зрения.

Развернутая характеристика научной деятельности Пыпина, как, собственно, и всех героев очерков, является второй и основной составляющей очерков Архангельского. Заслуга Архангельского состоит в том, что он попытался отделить реально сделанное конкретным ученым от того, что было накоплено наукой до него. С этой целью он, например, в очерке о Пыпине, Тихонравове, Буслаеве включает обзоры основных этапов и тенденций развития филологии в России, а иногда и в Европе в целом. Особый акцент ставится на тех областях, в которых специализировался герой очерка. Обзор может идти в структуре очерка отдельным разделом. Так, в очерке о Буслаеве отправной точкой становится вопрос о народности, истоки интереса к которому в Европе уходят в конец XVIII в. Далее рассказывается о специфике методов сравнительного языкознания и сравнительной мифологии и достижениях как в европейской, так и в русской науках.

В очерке о Пыпине [Архангельский 1904] в обзоре обозначены заслуги его предшественников в изучении русской литературы и просвещения, начиная с трудов Евгения Болховитинова до исследований Ф.И.Буслаева. Отмечено, в частности, особое внимание к народной поэзии, преданиям и мифам. А в статье о Н.С.Тихонра-вове Архангельский рассматривает основные подходы к изучению литературы с кон. XVII в., с первых опытов биографического и библиографического характера С.Медведева и И.П.Коля до важнейших исследований филологического, текстологического, сравнительного характера древнерусских и славянских текстов Ундольского, Порфирьева, Горского и Невоструева, Котляревского, Сухомлинова, Пыпина и др. Естественно, что в биографической энциклопедической статье о Тихонравове [Брокгауз, Ефрон 1901, XXXIII: 295-298] обзорная часть сжата до общей информации, что вызвано спецификой жанра. Независимо от того, есть специальный обзор или нет, анализируются основные работы, концепции, гипотезы ученых, по ходу анализа выясняются отношения их к достижениям предшественников, указываются конкретные направления и школы, к которым они были близки, а также своеобразие его взглядов и позиций в каждый из этапов жизни.

Таким образом, в условиях, когда только формировались жанры историко-литературных исследований, Архангельским своими биографическими очерками внес вклад в формирование и развитие жанра научной биографии.

Литература

Архангельский А.С. Н.И.Жданов (Некролог) / А.С.Архангельский // Журнал мин-ва нар. просвещения.-1901.- Г.337.- №9.- С.33-42.
Архангельский А.С. Памяти М.И.Сухомлинова и И.Н.Жданова // Чтения в Обществе любителей русской словесности в память А.С.Пушкина при Императорском Казанском университете.VI.- Казань,1901.- 21 с.
Архангельский А.С. Памяти Н.С.Тихонравова / А.С.Архангельский // Ученые труды Н.С.Тихонравова в связи с более ранними изучениями в области истории русской литературы.- Казань, 1894.- 87 с.
Архангельский А.С. По поводу 50-летия научной и литературной деятельности академика А.Н.Пыпина (1853-1894) / А.С.Архангельский // Учен. зап. Казан. ун-та.-1903.-Т.70.- Кн. IV.- С.41-48; Кн. VII-VIII.- С.1-10.
Архангельский А.С. Труды академика А.Н.Пыпина в области истории русской литературы /А.С.Архангельский // Журнал мин-ва нар. просвещения.- 1904.- Г.351.- Февраль.- С.73-125.
Архангельский А.С. Ф.И.Буслаев в своих "Воспоминаниях" и ученых трудах / А.С.Архангельский.- Казань, 1899.- 79 с.
Энциклопедический словарь.- СПб.: Брокгауз:Ефрон,1901.-Т.65.- С.295-298.

ОглавлениеДалее